Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА: КРИЗИС ДИКТАТУР
1979 год стал важной вехой в послевоенной истории Латинской Америки. Реакция, наступлением которой была отмечена середина 70-х годов, почти повсеместно перешла к обороне. Наметившийся в 1977—1978 гг. подъем демократического, рабочего и антиимпериалистического движения во многом стал определять ситуацию на континенте. Максимальной остроты и эффективности этот процесс достиг в форме революционной антидиктаторской борьбы в Центральной Америке.

Превращение во второй половине 70-х годов Центральной Америки в «слабое звено» латиноамериканской цепи империалистического угнетения обусловлено комбинацией устойчивых региональных особенностей. К ним относится, в частности, традиционная принадлежность к числу наиболее отсталых обществ континента, таких малых стран перешейка, как Гватемала, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа: с сильнейшими пережитками докапиталистических отношений в деревне, с наименьшими показателями экономического развития, социального прогресса, жизненного уровня населения. Именно в этой зоне были сосредоточены старейшие военные диктатуры Латинской Америки, власть была в наибольшей степени изолирована от масс, вмешательство США осуществлялось в наиболее грубых формах.

Большое воздействие на развитие революционных процессов в этих странах в 60 — 70-е годы оказали их географическая, историческая и культурная близость к Кубе, особая сила воздействия кубинской революции в этом регионе. Эти особенности определили особую остроту антиимпериалистических настроений и повышенную восприимчивость к новым факторам — изменившееся соотношение сил на мировой арене, рост сил демократии и социального прогресса, сдвиги в политике империализма, экономический кризис капиталистического мира середины 70-х годов, прервавший относительно быстрый экономический рост предшествовавшего десятилетия.

Ряд обстоятельств выдвинул в 1978—1979 гг. в авангард революционного движения Центральной Америки и континента в целом Никарагуа. Во-первых, сила традиции вооруженной антиимпериалистической борьбы (1927—1934 гг. под руководством А. Сандино). Во-вторых, крайняя слабость гегемонии правящего класса в никарагуанском обществе, связанная прежде всего со спецификой местного диктаторского режима. Клан Сомосы, поставленный у власти морской пехотой США в 30-е годы, превратился в основную и весьма своеобразную часть крупной буржуазии Никарагуа. В его руках оказалась вся полнота власти, до половины обрабатываемой земли и капиталистической собственности в стране. Этот военно-гангстерский «сектор», поставивший себе на службу механизмы как частно-капиталистического, так и государственно-капиталистического укладов, непрерывно расширял зону своей экспансии, вытесняя остальную буржуазию (и традиционную олигархию) из прибыльных сфер деятельности, лишая ее какого-либо участия в механизме реальной власти.

Вместе с тем решающее значение, которое «несомосистская» буржуазия всегда придавала завоеванию благосклонности США, не позволяло ей стать и главной силой оппозиции. С одной стороны, ориентация на США разительно контрастировала с настроениями масс, а с другой — именно в Никарагуа ставка правящих кругов США на диктаторский режим оказалась наиболее устойчивой. В итоге пропасть между народом и террористической диктатурой оказалась здесь шире, а объективные возможности запасных вариантов буржуазного господства уже, чем в других странах региона.

Важнейшим же фактором авангардной роли Никарагуа в освободительном процессе стало то обстоятельство, что левым силам страны удалось создать организацию, сумевшую дать революционный выход демократическим устремлениям масс, сочетать вооруженную борьбу против диктатуры с мобилизацией и объединением под лозунгом свержения Сомосы подавляющего большинства населения страны. Такой организацией стал созданный в 1961 г. Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО).

1978 год стал переломным: в Никарагуа сложилась революционная ситуация. В ходе сентябрьского восстания силы и влияние сандинистов и политическая активность масс многократно выросли. Кровавая расправа (более 5 тыс. убитых), учиненная Национальной гвардией по приказу Сомосы, превратила ненависть широчайших народных масс к режиму в мощную материальную силу.

Тем не менее правящие круги США сделали попытку сохранить Сомосу у власти — хотя бы на время, необходимое для военного подавления сандинистского движения и организации альтернативного буржуазного режима,— при обязательном сохранении Национальной гвардии. Опираясь на наиболее умеренные круги буржуазной оппозиции и реформистские элементы в рабочем движении, США навязали оппозиции многомесячные переговоры с правительством с целью выиграть время, расколоть фронт антидиктаторских сил, изолировать сандинистов (октябрь 1978г. - февраль 1979 г.).

Однако эти планы провалились. Сохраняя бескомпромиссность в вопросах как главной политической цели — полного уничтожения военно-репрессивного аппарата режима, завоевания власти революционными силами, так и магистрального пути к ней — вооруженной борьбы масс, сандинисты в этот период последовательно строят свою тактику и систему союзов на основе демократической программы, принципа максимальной изоляции режима, всемерного использования всех особенностей и возможностей внутренней и внешнеполитической конъюнктуры. Умело маневрируя, используя «непримиримость» Сомосы, полагавшего, что после сентябрьской бойни его власть упрочилась, сандинисты смогли показать массам, большей части легальной оппозиции, антисомосистски настроенным правительствам Латинской Америки необходимость и неизбежность вооруженного свержения диктатуры.

Утрата надежды на возможность мирного устранения Сомосы, экономическая разруха, коррупция и произвол, участие определенной части младшего поколения «верхов общества» в вооруженной борьбе — все это в сочетании с политической линией СФНО повлекло переход большей части мелкой буржуазии, средних слоев, католической церкви, части буржуазии к поддержке этой линии. Созданное сандинистами и другими левыми силами страны летом 1978 г. движение «Единый народ» и организации, отколовшиеся от руководимого буржуазией Широкого фронта оппозиции (ШОФ), создали Национальный патриотический фронт, объединивший все последовательно антидиктаторские силы. Одновременно осуществлялось объединение всех течений сандинизма в рамках единой политической и военной организации, накапливалось оружие, создавались регулярные вооруженные силы революции. С весны 1979 г. возобновились наступательные действия СФНО в городах.

31 мая СФНО выступил с призывом ко всеобщему восстанию. В первые же дни были захвачены или осаждены центры севера Никарагуа, в то время как отборные части Сомосы были скованы действиями бойцов СФНО и их союзников-интернационалистов на юге страны. Новая всеобщая стачка парализовала хозяйство и стала перерастать в вооруженную борьбу. Повсеместно городское и сельское население активно участвовало в восстании, организуя сандинистскую милицию и Комитеты гражданской (впоследствии — сандинистской) защиты — органы новой революционной власти. Именно эта поддержка масс позволила 3 тыс. бойцов-сандинистов успешно противостоять хорошо вооруженной 15-тысячной Национальной гвардии.

Борьба приняла характер общенародной революции против клана Сомосы. Несмотря на массовое истребление населения (в среднем уничтожалось по 1 тыс. человек в день), бомбардировки городов напалмом, планомерное разрушение предприятий (не принадлежавших клану) и жилых кварталов, наступление сандинистов продолжалось. С середины июня администрация США осознала провал своего прежнего курса.

Продолжая вплоть до середины июля военную помощь Сомосе (через Израиль, Гватемалу и Сальвадор), правящие круги США ставят отныне своей целью сохранение «сомосизма без Сомосы». Но никто, кроме правого крыла ШОФ, не поддержал их внутри Никарагуа, а полный провал (конец июня) попытки США остановить революцию путем вооруженной интервенции под эгидой ОАГ показал всю меру международной изоляции режима Сомосы, еще более сузив возможности действий США на его стороне. Одна страна Латинской Америки за другой разрывали или замораживали отношения с правительством Сомосы, признавая созданную 16 июня Хунту национального возрождения.

Отбив в начале июля последнюю попытку режима перехватить военную инициативу, сандинисты возобновили наступление на столицу. В этих условиях посланцы администрации США, вступив в прямой контакт с руководством СФНО, предпринимают новые отчаянные усилия для сохранения Национальной гвардии. 17 июля Сомоса и его ближайшие приспешники, захватив весь золотовалютный запас страны, бежали в США.

Попытка его преемника У. Уркуйо продолжать войну и навязать, таким образом, правительству США выбор между «обновленным» режимом и «полной победой революции», равно как и параллельная попытка ШОФ и США организовать «антисомосистскую» интервенцию из-за рубежа, была сорвана стремительным наступлением колонн сандинистов, приведшим к распаду Национальной гвардии. 19 июля войска СФНО вступили в Манагуа. Война с диктатурой была закончена. Никарагуанская революция одержала свою первую стратегическую победу: власть перешла в руки последовательно революционных сил, опиравшихся на мощный подъем политической активности масс; государственный аппарат диктатуры был разрушен.

Последующие месяцы были для Никарагуа временем консолидации нового, переходного государственного и общественного порядка. Особенности этого процесса определялись прежде всего тяжелейшим экономическим положением страны: к традиционной отсталости добавились последствия 45-летнего хозяйничанья клана Сомосы, землетрясения 1972 г., сомосистской практики «выжженной земли», вывоза бежавшим диктатором золотовалютного запаса страны. По минимальным расчетам, для восстановления и реконструкции страны требовалось не менее 3 млрд. долл.

В этой ситуации, а также с учетом специфики внешнеполитической обстановки руководство СФНО выработало курс, предусматривающий скорейшее восстановление почти полностью разрушенной экономики страны на основе народовластия и коренных преобразований, но при сохранении «смешанной экономики», в условиях политического плюрализма и многосторонности внешнеполитических и внешнеэкономических связей.

Успешная борьба против голода и эпидемий; национализация собственности клана Сомосы, банков, внешней торговли и горнорудной промышленности; аграрная реформа; формирование и консолидация нового госаппарата, и прежде всего регулярных вооруженных сил и органов экономического руководства; повсеместное эффективное функционирование органов народной власти на местах; создание массовых организаций и начало формирования на базе СФНО авангардной партии; начальные шаги по налаживанию и планированию производства; более 400 млн. долл. полученной и обещанной помощи — таковы первые успехи революционной власти.

Успешное развитие вооруженной антидиктаторской борьбы в Никарагуа, падение режима Сомосы — жандарма Центральной Америки (только после 1964 г. Национальная гвардия участвовала в десяти карательных операциях в сопредельных странах) не могли не оказать мощного воздействия на развитие событий в регионе в целом.

Летом 1979 г. революционная ситуация складывается в самой малой по площади и в то же время самой густонаселенной стране Латинской Америки — Сальвадоре.

После событий февраля — марта 1977 г., когда за очередной победой на выборах блока прогрессивных партий последовали новая фальсификация результатов выборов и массовые репрессии, возможности политической мобилизации масс через предвыборные кампании, в рамках легальности оказались исчерпанными. Как отмечалось в документах проходившего в условиях подполья VII национального съезда Коммунистической партии Сальвадора (апрель 1979 г.), партия несколько запоздала с практическими выводами из создавшегося положения, что привело к усилению влияния в революционном движении леворадикальных организаций. Эти организации, которые еще с первой половины 70-х годов вели вооруженную борьбу против военных режимов генералов Санчеса Эрнандеса, Молина и Ромеро, установили к 1979 г. прочные связи со значительной частью организованных рабочих, служащих, крестьян (в особенности СНО).

Справка:
Силы народного освобождения им. Фарабундо Марти (первый Генеральный секретарь КПС, расстрелян в 1932 г.) — военно-политическая организация марксистского направления; создана в 1970 г. бывшими активистами КПС; наиболее влиятельная и сильная в военном плане из левых организаций страны. Под ее руководством действует Революционный народный блок — объединение профсоюзных и других массовых организаций. Национальное сопротивление — организация того же типа, создана в 1975 г. в результате раскола Революционной народной армии (РИА, действует с 1970 г.) — руководит Фронтом объединенного народного действия, который пользуется значительным влиянием в профсоюзном движении. «Лиги 28 февраля», руководимые РНА, наибольшее влияние имеют среди городской бедноты.


Вместе с тем добиться единства левых или хотя бы повстанческих сил здесь оказалось значительно сложнее, чем в Никарагуа. Кроме того, в Сальвадоре с его более развитым капиталистическим обществом намного сильнее традиционная олигархия и буржуазия, либеральная и буржуазно-демократическая оппозиция, представленная прежде всего христианско-демократической партией; более велики были возможности компромисса этой оппозиции с правоцентристскими элементами режима и поддержки ее правящими кругами США.

В 1979 г. испуганный событиями в Никарагуа полуфашистский режим генерала Ромеро резко усилил репрессии. За 10 месяцев в стране было убито и «исчезло» более тысячи человек. В ответ повстанцы, вдохновленные победой сандинистов в Никарагуа, также активизировали свои действия; наметилось их сближение с КПС. Одновременно партии левоцентристской оппозиции отказались от навязанного администрацией Картера диалога с правительством. В армии шла подготовка к двум-трем различным по характеру переворотам. Осенью 1979 г. страна вплотную подошла к грани гражданской войны.

Естественно, что после краха диктатуры Сомосы события в Сальвадоре оказались в центре внимания администрации США. Эмиссары Белого дома в течение всего сентября 1979 г. находились в Сальвадоре, стремясь предотвратить надвигающийся взрыв. «Выход» был найден в достижении под эгидой посольства США компромисса между различными течениями в вооруженных силах (включая фашистскую группировку) на основе устранения вконец дискредитировавшего себя Ромеро и его ближайших приспешников, либерализации режима, гарантий неприкосновенности позиций правых и крайне правых в армии и госаппарате. 16 октября 1979 г. в результате превентивного переворота к власти пришла военно-гражданская хунта. Переворот стал, по существу, результатом развития революционной борьбы в стране и в регионе и в то же время был рассчитан на предотвращение ее дальнейшего развития.

Свержение диктатуры Ромеро, включение в состав хунты ряда деятелей левоцентристской и левой оппозиции, программа хунты, содержавшая прогрессивные элементы, породили определенные иллюзии в массах. Вместе с тем роковая ошибка демократически настроенной офицерской молодежи, пошедшей на компромисс с ультраправыми «во имя сохранения единства армии и предотвращения кровопролития», сорвала осуществление главной демократической задачи — чистки военно-полицейского аппарата от фашистских элементов. Последние, оставаясь на своих местах, продолжали расправы над массовыми рабочими и демократическими выступлениями, готовя одновременно, как это уже неоднократно происходило в аналогичных ситуациях в Сальвадоре, новый, фашистский переворот. В этих условиях КПС призвала массы и революционные организации сконцентрировать усилия на борьбе против фашистских элементов в госаппарате и вне его, оказывать на хунту и правительство давление, прежде всего, в этом направлении.

В конце декабря 1979 г. под прямым давлением олигархии связанная с ЦРУ офицерская верхушка поворачивает вправо, что, в свою очередь, повлекло выход из хунты и из правительства левых элементов, новую активизацию повстанческих организаций. Одновременно левые силы страны (КПС, леворадикальные организации, повстанческие движения) приходят к соглашению о единстве действий. В то же время усиливается вмешательство правительства США, которое добилось вхождения правых лидеров христианской демократии в хунту и правительство и одновременно форсировало подготовку к вооруженному контрудару против левых сил. Нарастающая общедемократическая борьба за свержение проимпериалистической диктатуры переплетается в стране с процессами прямого противостояния трудящихся буржуазно-помещичьей олигархии.

Если в Сальвадоре империализм США пытался разыгрывать попеременно ультраправый (фашистский) и центристский варианты борьбы с революционным движением, то в Гватемале им был взят курс на последовательную поддержку самого кровавого режима в Латинской Америке. За четверть века после подавления революции 1954 г. в Гватемале с ее 6-миллионным населением было зверски убито более 70 тыс. революционеров, демократов, трудящихся. С 1978 г. гватемальские власти приступили к систематическому истреблению деятелей умеренной оппозиции (убийства христианско-демократических, социал-демократических, левоцентристских лидеров Колома Аргенты, Фуэнтеса Мора и других). За год было уничтожено — по официальной версии «неизвестными лицами» — более 2500 человек.

Однако вернуться к ситуации «кладбищенского спокойствия» 1973—1975 гг., возникшей после уничтожения в 1972 г. руководства Гватемальской партии труда (компартии) и поражения повстанческого движения, не удалось. Возрождение массового рабочего (всеобщая стачка транспортников в 1977 г.), студенческого, демократического движений, в авангарде которых идут коммунисты, было подкреплено действиями повстанческих организаций — «Повстанческая армия бедняков», Повстанческие вооруженные силы, Организация вооруженного народа, вооруженные группы Гватемальской партии труда,— извлекших уроки как из своих предшествующих неудач, так и из опыта борьбы в Никарагуа и в Сальвадоре.

Подъем массовой борьбы и развертывание вооруженных действий против диктатур Сальвадора и Гватемалы стали существенным вкладом в дело победы никарагуанской революции, так как это в значительной степени лишило Сомосу той помощи, на которую тот рассчитывал, и нейтрализовало затем интервенционистские устремления центрально-американской реакции против новой революционной власти. Кроме того, сальвадорские повстанцы оказали и непосредственную помощь сандинистам — деньгами, оружием и т. д.

Таким образом, социально-политические процессы, подспудно развивавшиеся с начала 70-х годов в Центральной Америке, вырвались в конце десятилетия на поверхность. Кризис военных диктатур и системы империалистического господства стал материальной базой победоносной народной революции в Никарагуа, революционной ситуации в Сальвадоре, обострения политической обстановки в Гватемале.

К. Майданик
БИБЛИОГРАФИЯ
Хандаль Ш. X. Центральная Америка: кризис военных диктатур.— Латинская Америка, 1979, № 6.

Леонов Н. С. Никарагуа, июль 1979 г. — Латинская Америка, 1979, № 6.

Политика и экономика 1980

Статья оптимизирована для публикации издательским домом "Гелион"

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА 1980, publ | Просмотров: 5128 | Автор: platoon | Дата: 26-09-2010, 10:28 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Июль 2019 (1)
Июнь 2019 (14)
Май 2019 (6)
Апрель 2019 (11)
Март 2019 (8)
Февраль 2019 (9)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2019 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •