Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
>
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Журнал "Крестьянка"
Журнал "Работница"
Статистика
Яндекс.Метрика
"Дмитриевогорские кудесники"
Под крутым берегом на снежной простыне Оки чернели полыньи. Линяли коровы и кони — меняли зимнюю шерсть на летнюю. В один из
таких весенних деньков председатель колхоза Максим Александрович Морозов возвратился в Дмитриевы Горы из Владимира с большими, тяжелыми ящиками. Против обыкновения велел он остановить машину не у правления, а возле молочнотоварной фермы.
Когда выгружали ящики, мимо проходила с ведрами доярка Татьяна Кузина — статная женщина. Морозов поздоровался с Татьяной и, кивнув на ящики, весело сказал:
— Подарок вам привез!
Татьяне было неудобно расспрашивать, какой подарок привез председатель. Но назавтра все выяснилось само собой. На ферму пришли колхозные механизаторы Иван Майоров и Алексей Ионкин. Они стали проводить в коровнике вакуумную линию. Оказывается, Морозов приобрел аппаратуру для электродойки! Лучшего подарка для доярок нельзя было и придумать.
Татьяна с нетерпением ждала, когда закончат монтаж новой аппаратуры. Она легко освоилась с незнакомой машиной: недаром всю войну была трактористкой. Без труда научилась включать вакуумный насос, разбирать доильные стаканы и, промыв, собирать их снова.
Наконец настал долгожданный день: электродойка заработала. Но когда доярки после дойки вымыли аппаратуру и подтерли за собой полы, Анна Еликсина, подружка Татьяны, вдруг спохватилась:
— Бабоньки, одиннадцатый час! А прежде-то мы к девяти управлялись!
Татьяна удивилась: машина, а работает медленнее, чем женские руки. И тогда вслед за радостными надеждами наступило разочарование. Дояркам дорого было время, и они предпочитали работать по-прежнему руками. Как ни жаль было Максиму Александровичу своей дорогой покупки, пришлось и ему согласиться, что такой аппарат колхозу не ко двору. Механизмы упаковали в ящики и отнесли на склад...
В соседних колхозах, рассказывая про неудачу, постигшую Дмитриевегорских колхозников, лукаво посмеивались:
— Уж эти «кудесники» всегда выдумают!
«Кудесниками» дмитриевогорских жителей насмешливо величали с давних пор.
Однажды весною, давно это было, когда Ока бежала еще по старому руслу, где протекает теперь речка Старица, шел по ней на Волгу к Нижнему Новгороду пароход «Кудесник», тащивший за собой баржу с лесом.
Баржа застряла на мели подле Дмитриевых Гор, и, вытаскивая лес, матросы потоптали крестьянские луга. Мужики потребовали у капитана
«штраф» — три ведра водки, но капитан платить отказался. Дмитриевогорцы почти сплошь были плотогоны да бурлаки. Задумали они задержать пароход тем способом, каким волочили по Оке тяжелые баржи. Привязали к корме канат, ухватились за него и потянули «Кудесник» к берегу. Капитан на пароходе был озорной, веселый.
Он распорядился:
— Назад, тихий!
И «Кудесник» попятился к берегу, словно и впрямь покорился мужицкой силушке. Потом он зашлепал, зафыркал, замирая на месте.
— Бат, похлопает, похлопает да встанет! — рассудили мужики.
Но тут «Кудесник» неожиданно для своих «супротивников» полным ходом  отошел от берега и потащил их за собой в воду.
О событии этом потом долгие годы со смехом рассказывали на Оке, на Волге, удивляясь невежеству дмитриевогорских мужиков, которых
после этого случая и стали величать «кудесниками».
...Одиннадцать лет назад Морозова, работавшего в ту пору инструктором Ляховского райкома партии, послали председательствовать у «кудесников».
Это был один из самых отстающих колхозов, печальная слава о котором шла по всему району. Морозов быстро вник во все дела этого большого, но запущенного хозяйства.
Особенно тревожился он из-за молочнотоварной фермы. Кормов не хватало. Голодные коровы давали мало молока. Молодежь не хотела идти на ферму. Доярками работали старухи, доившие коров чуть ли не с начала коллективизации.
В те дни Татьяна Кузина распахивала на «ХТЗ» колхозные поля. Однажды весной, возвращаясь с работы, она почувствовала, как под сердцем у нее шевельнулся ребенок.
Она остановилась, охваченная еще неизведанной материнской нежностью, и долго ждала, затаив дыхание, не напомнит ли о себе еще раз никогда не виденное ею существо, которое уже стало для нее самым дорогим на свете.
Над Окой пылал закат. Золотые длинные нити дрожали в темной глянцевитой воде, и пашни на прибрежных холмах казались в этот час фиолетовыми, необыкновенно красивыми.
И, глядя на них, Татьяна думала о том, что осенью поднимать на тракторе зябь будет кто-то другой...
Когда у Татьяны родился мальчик, оставлять его дома было не с кем. Ясно, что теперь ей уж не проводить, как прежде, целые месяцы на стану.
Надо было подыскивать себе другую работу. Она пошла к председателю. 
— Доярки нам нужны! — сказал председатель.
Татьяна знала, что работа эта считается трудной и неблагодарной, но не отказалась.
В первые месяцы и у нее с непривычки ныли пальцы, болели колени.
В деревне жалели Татьяну: была знатной трактористкой, а стала незаметной дояркой...
А дела в колхозе день ото дня поправлялись. Построили новые фермы.  Стало вдосталь кормов. Повысились надои.
Ловкая, трудолюбивая, Татьяна вскоре зарабатывала на ферме не меньше, чем на тракторе. Глядя на Татьяну, пошли работать доярками и другие молодые женщины.
Однажды, когда Морозов расспрашивал доярок, как у них идут дела, одна из них призналась:
— Все хорошо, Максим Александрович, да вот только, как выйду на заре по росе огород полоть, пальцы у меня холодеют...
— Скоро доильные машины купим!— пообещал председатель.— Отдохнут ваши руки!
И сдержал слово, купил доильные аппараты. Но вот досада: аппараты подвели.
...Прошло несколько лет. Летом 1959 года Максим Александрович Морозов поехал в Москву на Всесоюзную выставку достижений народного хозяйства. Переходя из одного павильона в другой, он неожиданно оказался в доильном зале. Зал был рассчитан на коров, находящихся на беспривязном содержании. Вакуумную линию в нем не подводили, как прежде, к каждому стойлу. Не было и доильных бачков, из которых дояркам приходилось самим переливать молоко во фляги.
Коров заводили в доильный станок «елочку» и доили их не по очереди, а одновременно. За несколько минут аппараты выдаивали двадцать коров, и молоко тут же по трубам откачивалось в соседнее помещение, где стояли баки...
Максим Александрович залюбовался талантливым изобретением. Он приглядывался к алюминиевым трубам, к латунному трехходовому крану и думал: «Где раздобыть все это?»
Подошел к инженеру, дававшему объяснения посетителям, и справился у него, нельзя ли организовать откачку молока по трубам, сделанным из более простых и доступных материалов.
Инженер рассердился:
— Этот дефицитный комплект оборудования выпускается Пятигорским заводом. По сто штук в год. А с помощью ваших самодельных приспособлений вы только испортите все изобретение!..
Но Морозов, уже понявший принцип устройства нового доильного зала, уверенно пообещал:
— Сделаем еще лучше!
Сразу по приезде он созвал лучших механизаторов колхоза: Сергея Масленникова, тридцать лет работавшего механиком в МТС, бывших трактористов Алексея Рассказова и Ивана Ефремова,— библиотекаря Неугомонова и обсудил с ними привезенные из Москвы чертежи доильного зала.
Винипластовые трубы заказали Владимирскому химзаводу. Все остальные детали решили сделать в собственных мастерских, используя материалы, полученные с комплектом прежнего доильного аппарата «ДА-3».
Тучных коров красногорбатовской породы перевели на беспривязное содержание. Вначале коровы вели себя на свободе беспокойно: затевали сражения возле кормушек.
А пока доярки приучали коров к новому образу жизни, Алексей Рассказов и Иван Ефремов соорудили на ферме Большой Санчур первую «елочку» на двенадцать мест. И какие сразу наступили перемены!
У всех жителей села еще свежо было в памяти, как на общем собрании исключили из колхоза Шуру Трушину за то, что она отказалась работать дояркой, как строго наказали Шуру Тепину, отлынивавшую от работы на ферме. Теперь девчата толпой шли проситься в доярки.
Бывший библиотекарь Неугомонов, назначенный заведующим фермой, отбирал на эту работу лучших из лучших. 
«Елочка» в Большом Санчуре была первой пробой сил. Когда строили доильные залы в Малом Санчуре и в Дмитриевых Горах на центральной ферме, то внесли много усовершенствований. Трехтактный доильный аппарат переделали в двухтактный.
Упрямые коровы вначале ни за что не хотели перешагнуть порог незнакомого кирпичного дома, где помещался просторный — на двадцать четыре места — дмитриевогорский доильный зал. Доярки затаскивали их туда на веревочке. Но когда «проведали» коровы о том, что во время дойки в кормушки насыпают отруби, сами стали заранее приходить к воротам.
Как-то утром старые доярки пришли посмотреть на доильный зал. В то утро механизатор уехал с молоком на сыроваренный завод, и Татьяна Кузина, всегда замещавшая его во время отсутствия, сама включала вакуумный насос, сама подставляла бачки под кран молокопровода.
Женщины вошли в просторную, светлую комнату, с чистыми деревянными полами, большими окнами, паровым отоплением и сложной аппаратурой и оробели, словно ввели их не в коровник, а в лабораторию научно-исследовательского института.
Две доярки, надев перед большим зеркалом белые халаты и повязав головы чистыми косыночками, торжественно приступили к работе.
Посыпали пол свежими опилками и пустили в зал коров, спешащих поскорей добраться к кормушкам. Тщательно вымыв руки, женщины быстро подмыли коровам вымя и вставили соски их в металлические доильные стаканы.
И тотчас в зале наступила тишина. Только едва слышно было, как свистят вакуумные насосы да постукивают рогами о стенки кормушек коровы, жующие отруби.
В смотровых стеклах, вставленных между резиновыми шлангами, переливалось молоко. Оно само бежало по трубам из коровьего вымени в соседнюю комнату, где стояли бидоны. Всего час понадобился, чтобы выдоить все стадо. Одна из гостей даже заплакала и долго причитала:
— Диво великое! Кто такое чудо выдумал?
Татьяна с радостной улыбкой слушала эти слова. Она и сама до сих пор не могла привыкнуть к своей новой работе.
Ей казалось, что доильный зал уже сегодня приобщил доярок к чудесному коммунистическому будущему, что это будущее ныне уже близко, осязаемо...
И теперь слово «кудесники» в соседних деревнях повторяют уже не с насмешкой, как прежде, а с искренним восхищением. Цифры говорят о чудесных переменах, которые произошли в дмитриевогорском колхозе «Большевик», одним из первых во всей Владимирской области механизировавшем дойку и переведшем коров на беспривязное содержание.
Было в этом колхозе в 1959 году 650 коров. Ухаживало за ними около восьмидесяти человек: скотники, сторожа, доярки. Теперь стадо выросло до 740 голов. Обслуживают же его только шестнадцать доярок, четыре механизатора и восемь скотников. хотя людей на ферме теперь намного меньше, работа у них стала легче, умнее и красивее. И все потому, что «дмитриевогорские кудесники» теперь стараются работать по последнему слову  сельскохозяйственной науки и внимательно следят за ее развитием.

Н. МУРАВИНА
Ляховский район. Владимирская область.

Крестьянка № 5 май 1961 г.

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ » Журнал "Крестьянка" | Просмотров: 49 | Автор: Guhftruy | Дата: 29-07-2023, 16:19 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей

Февраль 2024 (1)
Ноябрь 2023 (7)
Октябрь 2023 (10)
Сентябрь 2023 (128)
Август 2023 (300)
Июль 2023 (77)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2023 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Охрана труда - в 2023 году обучаем по новым правилам
  •