Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
Пабло Неруда – голос непокоренного народа Чили
«Я не сдамся. Я хочу, чтобы было ясно, что я решил до конца защищать Чили». Слова обращения президента Сальвадора Альенде 11 сентября 1973 года услышал и Пабло Неруда. Разрывы бомб над дворцом «Ла-Монеда» смертельным эхом отдались в сердце великого поэта, но, верный клятве чилийских патриотов, он не склонил головы перед натиском фашизма. До последних минут Пабло Неруда продолжал работать, завершая книгу воспоминаний. В предлагаемом читателям интервью жены Пабло Неруды, записанном вскоре после его кончины и опубликованном португальской газетой сейчас в связи с 9-й годовщиной со дня смерти поэта, рассказывается о двенадцати последних и трагических днях Пабло Неруды.

«ДИАРИУ», ЛИССАБОН.

Он был сильным человеком, но смерть Альенде подкосила его, — говорит Матильда Уррутиа, жена великого чилийского поэта Пабло Неруды.

— Когда вы узнали о болезни мужа?

— О том, что Пабло болен, стало известно во время нашего пребывания в Париже (в 1971—1972 годах Пабло Неруда был послом Чили во Франции.—Ред.), за несколько дней до присуждения ему Нобелевской премии: во время операции врачи обнаружили злокачественную опухоль.

— Сколько времени, по мнению специалистов, он мог бы еще прожить?

— Врачи считали, что Пабло может прожить еще много лет, так как опухоль была операбельна, и они заверили меня в том, что хирургическое вмешательство не составит особой сложности. Но когда муж выписался из больницы и стало известно о присуждении ему Нобелевской премии, он был еще очень слаб.

— Пабло знал о том, что у него рак?

— Нет, этого он так никогда и не узнал. Врачи посоветовали мне скрывать от Пабло его болезнь: ведь многие больные раком, когда узнают правду, теряют присутствие духа.

— Как чувствовал себя ваш муж в дни перед фашистским путчем?

— Вполне прилично. Не выло никаких видимых признаков того, что Пабло серьезно болен; он, как всегда, много и с удовольствием работал. Его лечащий врач Роберто Варгас Саласар сказал мне: «Пабло проживет еще как минимум лет шесть, и умереть он может не от рака, а от какого-нибудь другого недуга...»

«Смерть Альенде потрясла Пабло»

Рано утром 11 сентября 1973 года, в день, когда произошел переворот, мы, как обычно, включили радио, чтобы узнать последние известия. Обычно Пабло начинал слушать радио с семи утра, в половине восьмого мы завтракали, после чего муж садился работать. Мы прослушали сводку новостей и ставшее последним выступление Альенде. После этого началась полная неразбериха. Пытались связаться по телефону с кем-нибудь из наших друзей, но ни до кого не смогли дозвониться. Тогда мы поняли, что остались на Исла-Негра одни (Исла-Негра — небольшой рыбацкий поселок, в котором многие годы прожил Пабло Неруда.— Ред.).

После обеда по радио и телевидению стали передавать известия, большей частью противоречивые, о положении в стране. Но это продолжалось недолго: все радиостанции Сантьяго оказались в руках путчистов. Приблизительно в это же время я получила телеграмму от врача Пабло, который сообщал мне: «Скрывайте от Пабло все новости. Они могут значительно ухудшить его состояние». Но как я могла скрывать их от него, если рядом с его кроватью стояли телевизор и приемник!

По радио мы узнали о смерти Альенде. Пабло был мужественным и сильным человеком, но эта весть потрясла его: и уже ничто не могло заставить его отойти от приемника. Он послал шофера за газетами и велел рассказать все подробности, которые тот сможет узнать, а сам принялся звонить в Сантьяго друзьям, но они уже были либо арестованы, либо скрывались.

На следующий день Пабло проснулся с высокой температурой. Я связалась с врачом, и он назначил уколы. Медсестра, которая обычно приходила к Пабло, жила в соседнем поселке в 4—5 километрах от нашего дома. Но, тем не менее, добраться до нее было очень трудно. Я обратилась к карабинерам с просьбой разрешить мне съездить за медсестрой, но у них не было на этот счет никаких распоряжений. Все должны были находиться в своих домах, никто не мог даже высунуться на улицу. В тот день и на следующий так и не удалось сделать уколы. На третий день карабинеры сообщили, что мне разрешено поехать за медсестрой, однако состояние мужа резко ухудшилось.

Врач Пабло из Вальпараисо был арестован 13 сентября и, естественно, не мог приехать его осмотреть. Тогда я позвонила в Сантьяго Варгасу Саласару, и он прописал антибиотики, которые Пабло к тому времени уже принимал. Но температура не падала. 18 сентября нескольким нашим друзьям удалось добраться до Исла-Негра, и они рассказали о чинимых путчистами злодеяниях. Это было самое страшное. Всю ночь Пабло было очень плохо. На следующий день я вызвала «скорую помощь», чтобы перевезти его в Сантьяго, но машину все время останавливали карабинеры, и мы добирались очень долго.

«Они разрушили наш дом»

При въезде в город нас опять остановили карабинеры. Я сказала им, что в машине Пабло Неруда и что он в очень тяжелом состоянии. Но карабинеры никак не отреагировали на мои слова и велели мне выйти из машины, чтобы им легче было меня обыскать. Это страшно поразило Пабло. Я ни разу в жизни не видела, чтобы он плакал, но в ту минуту по его щекам текли слезы. Я сначала подумала, что это из-за жара, но на самом деле в этот момент у него как будто что-то оборвалось внутри.

В больнице нас принял врач, который, как, впрочем, и все люди, был довольно сильно напуган последними событиями. Везде царил хаос, больница практически не работала, ночных медсестер не было... Я ухаживала за Пабло одна, а его состояние все ухудшалось. Он совсем отказался от еды и пил лишь чай с молоком, который я ему заваривала.

20 сентября навестить Пабло приехал мексиканский посол. Он нашел, что Пабло сильно сдал, и сообщил нам о послании президента Мексики Эчеверрия, в котором тот предлагал прислать за Пабло самолет и отвезти его на лечение в Мехико. Но Пабло не раздумывая отказался и заявил, что никуда не поедет. Посол был еще в больнице, когда мне позвонили по телефону и сообщили, что наш дом в Сантьяго полностью разрушили и разграбила путчисты. Пабло я, естественно, не сказала об этом ни слова. Мы вышли с послом в коридор. «Они разрушили наш дом в Сантьяго,— произнесла я.— Боюсь, если Пабло узнает, с ним может что-нибудь случиться». Но посол посоветовал мне рассказать все же мужу об этом, рассчитывая на то, что столь печальное известие изменит его решение и он согласится уехать в Мексику.

Мы вернулись в палату, и я обратилась к мужу: «Пабло, я считаю, что здесь мы не можем чувствовать себя в безопасности. Будет лучше, если мы все-таки уедем. Здесь ты не получишь все необходимые лекарства». «Нет, я никуда не уеду» — таков был его ответ. Мне пришлось рассказать ему о том, что наш дом в Сантьяго разрушен и затоплен пожарными, гасившими охватившее здание пламя. Этот аргумент возымел действие. Пабло взглянул на посла и сказал: «Пожалуй, нам действительно лучше уехать».

На следующий день я поехала в Исла-Негра, чтобы собрать вещи для поездки в Мексику. Вернувшись оттуда 22 сентября, нашла Пабло в еще более тяжелом состоянии. Перед тем как отправиться на остров, я запретила все визиты к мужу, чтобы никто не мог разволновать его рассказами о происходившем. Для этого я специально наняла человека, который должен был никого не пускать к Пабло. Но пока я была на Исла-Негра, к нему все-таки прорвалось несколько друзей. Они поведали Пабло о творимых зверствах, о страшной участи, постигшей Виктора Хару. Именно тогда Пабло до конца осознал всю глубину происходившей трагедии. Откуда такая изуверская жестокость, такая злоба?

«В последний путь его провожали простые люди»

23 сентября. Половина одиннадцатого вечера. Пабло спокойно отдыхает. Вдруг мне показалось, что он проснулся. Но, как оказалось на самом деле, в эту минуту он скончался. Он умер без физических страданий, но раздавленный морально. У него отказало сердце. Не просыпаясь, он ушел из жизни.

— Как развивались события после смерти вашего мужа?

— Я не знала, куда перевезти его тело. Я не имела ни малейшего представления о том, что стало с нашим домом, но решила перевезти его именно туда. Нам с трудом удалось внести гроб с телом в дом: там стоял полуметровый слой воды и везде были следы разрушения. Картины и мебель бесследно исчезли, кроме двух огромных столов и кроватей, которые, по-видимому, просто не смогли вынести.

— Пропавшие вещи представляли большую ценность?

— Огромную, особенно коллекции Пабло: уникальное собранна произведений из черной глины которое пополнялось на протяжении тридцати или даже более лет, и картины.

Вот в такой обстановке мы прощались с Пабло. Гроб стоял на одном из уцелевших столов, а нам даже не на что было присесть. Похороны состоялись на следующий день. По мере того как процессий двигалась к кладбищу, к ней присоединялось все больше и больше людей, это были в основном рабочие. В последний путь Пабло провожали простые люди. Было несколько его друзей и иностранных послов. На всем пути процессию сопровождали полицейские.

«Стихи были для него работой»

— Расскажите, где и как работал Пабло?

— Он любил работать в просторной комнате с обшитыми деревом стенами. Там стоял простой стол, за которым Пабло писал. Он почти всегда начинал работать утром. Сначала слушал радио, потом мы завтракали, он читал газеты. Где-то около одиннадцати садился за работу.

— Какие газеты он обычно читал?

— Самые разные. Он просматривал всю прессу и только после этого приступал к работе. Вообще Пабло не отличался педантичностью. Но не было такого дня, когда бы он не работал. Мы обедали обычно в половине третьего.

— У вас в доме были какие-нибудь животные?

— Да, и много. Наш дом напоминал зоосад в миниатюре. Больше всего было птиц: в спальне мы держали канареек, которые рано утром будили нас своим пением. Пабло очень любил собак. Из моего последнего путешествия я привезла ему в подарок двух очень милых чау-чау. Ему нравилась эта порода: чау-чау самостоятельны и не подпускают к себе никого, кроме хозяина.

— Расскажите немного о том, что его окружало дома?

— Он очень ревностно относился к окружавшим его вещам. Вокруг него должны были находиться только те предметы, которые ему нравились. Я никогда ничего не переставляла. У Пабло было очень много книг, мы уже не знали, куда их девать, а библиотеке все продолжала расти.

— Что он любил читать?

— Трудно сказать, какие книги больше всего любил мой муж. Он мог одновременно читать издания по истории, ботанике и географии. Были у него книги и о путешествиях, и мне кажется, что он перечитал их все. И, конечно же, любил стихи. Охотно читал и детективы. Дом был буквально завален ими. Собираясь в какое-нибудь путешествие, Пабло всегда первым делом клал в карман детективный роман.

— Часто ли у вас бывали гости?

— К нам постоянно приезжали друзья, мы почти никогда не оставались дома одни. Случалось, что на протяжении многих месяцев ни разу не садились за стол вдвоем, даже тогда, когда жили в Исла Негра.
— Он намеревался выпустить свои последние произведения отдельными книгами?

«Он не успел завершить...»

— Прежде всего, я хотела рассказать о том, что 12 июля 1974 года в Чили должен был состояться большой праздник, посвященный семидесятилетию со дня рождения Пабло. Сальвадор Альенде специально приезжал к Пабло и просил его составить список друзей, которых он бы хотел пригласить на свой юбилей. Именно к этой дате Пабло собирался приурочить выпуск в свет своих последних поэм и воспоминаний. Работал он одновременно над обеими книгами сразу. Работа над воспоминаниями двигалась быстро, но многое необходимо было упорядочить. Мы, то есть Мигель Отеро Сильва (известный венесуэльский писатель.—Ред.) и я, должны были расположить материал в хронологическом порядке. Воспоминания Пабло диктовал машинистке, а поэмы писал только сам, от руки.

— Когда ваш муж сочинял стихи, он должен был работать в одиночестве?

— Он никогда не сердился, если кто-то нарушал его уединение. Стихи были для него работой, но ее он не ставил ни выше, ни ниже любой другой.

— Остались ли какие-нибудь неизданные произведения вашего мужа?

— Да, до сих пор не издан один сборник стихов. Я не отдаю его в печать, потому что потерялась одна поэма, и сначала я должна восстановить ее по рукописи. Название этого сборника — «Набранные недостатки» (стихи из этого сборника помещены в 4-томном собрании сочинений Пабло Неруды, изданном в Советском Союзе в 1978 году.— Ред.).

— Оставил ли ваш муж какое нибудь произведение незаконченным?

— Он не успел завершить книгу, которую назвал «Цвет Гусманов». Ее герои — испанские конкистадоры. Из неё Пабло успел написать только одну поэму размером в семь страниц. На мой взгляд, это было бы очень интересное произведение.

— Ваш муж сильно правил свои рукописи?

— Почти совсем не правил. Я думаю, что, когда читатели смогут познакомиться с рукописями Пабло, их больше всего поразит минимальное количество правки. Когда мы только познакомились с Пабло, он печатал свои стихи на машинке, но потом стал писать только от руки.

— Читал ли он на других языках?

— Пабло много читал по-английски и по-французски. Он прожил несколько лет на Востоке и в течение всего этого времени читал и говорил исключительно по-английски.

— Какие отношения существовали между вашим мужем и Сальвадором Альенде?

— Это были очень теплые и сердечные отношения. Когда они встречались, не было ни президента, ни поэта, а просто двое добрых друзей, собравшихся поговорить о том, о сем и посмеяться. Сальвадор часто приезжал к нам на Исла-Негра. Обычно его визиты были неожиданными: внезапно раздавался нарастающий гул вертолета, и через некоторое время перед нами появлялся Сальвадор. Они были очень дружны, и смерть Альенде сильно потрясла Пабло...

Еженедельник "За рубежом" № 46 (1167) 1982 г.

Статья оптимизирована для публикации издательским домом "Гелион"

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Еженедельник "За рубежом", publ | Просмотров: 3022 | Автор: platoon | Дата: 22-11-2010, 06:12 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Архив записей

Ноябрь 2017 (10)
Октябрь 2017 (9)
Сентябрь 2017 (18)
Август 2017 (11)
Июль 2017 (10)
Июнь 2017 (34)


Друзья сайта

  • Отключение горячей воды в Мурманске летом 2017 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму