Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
«Осенний сон», или новейшая история надоевшего вопроса
1.Видимо, мало найдется таких журналистов, пишущих на моральные и правовые темы, кто хотя бы раз в жизни не коснулся в своих статьях подросткового пьянства. Не припомню года — хотя работаю в журналистике довольно давно, — когда со страниц газет и журналов не звучало бы то гневно, то растерянно: что с ними делать?


Но признаемся честно: не так уж много толка было от наших публикаций!


Сейчас, когда встречаешь возле магазинов потрепанных людей с помятыми лицами и с глазами, в которых, смотри не смотри, все равно уже не различишь огня жизни, то с ужасом обнаруживаешь: да ведь это не старики какие-нибудь, лихо расправляющиеся со своей пенсией. Большей частью как раз молодые толкутся с утра до вечера у винных отделов: под сорок, за тридцать, а то и за двадцать. Отмыть их, переодеть, посадить их на антиалкогольную диету — цены, может, им не будет. Вот они: слесари, инженеры, научные сотрудники, в поисках которых тщетно бьются кадровики. А сейчас... Но ведь это же те самые подростки шестидесятых и семидесятых, вокруг порочных увлечений которых уже тогда начали бушевать общественные, и наши журналистские страсти.


И что? Как же не уберегли мы их в юности! Да. Именно не уберегли. 


Юность нуждается в защите от алкоголя точно так же, как детство от скарлатины или каких-нибудь еще инфекций. Не в словесной чепухе, а в реальных, обеспеченных законом мерах охраны должна выражаться эта защита.


Помню, лет десять назад на мой вопрос, сколько продавцов в течение года привлекается за продажу спиртных напитков несовершеннолетним, начальник управления торговли миллионного города чуть ли не с возмущением отрезал: «Мы такими фактами не располагаем».


Тогда же я целый день проискал в областном суде уголовное дело — ну хотя бы одно! — когда взрослый был бы осужден за вовлечение в пьянство подростка (а есть на то статья 210 УК РСФСР) — безуспешно. Ни одного такого дела я не нашел на протяжении многих лет. Ни одного!


Статья Уголовного кодекса не срабатывала точно так же, как и таблички в винных отделах, напечатанные в сотнях тысяч экземпляров: «Несовершеннолетним не отпускается».


И «вовлекали», и «отпускали». И не стоило даже искать доказательств того, что правовые и административные нормы не соответствуют практике жизни, что год за годом часть подростков безудержно втягивалась в пьянство, грозя обществу появлением в будущем тысяч больных, потерянных тридцатилетних и сорокалетних, что аномалия постепенно перерастала в норму, — надо было просто выйти на улицу и посмотреть, что там делается.


Сегодня наконец впервые законом предусмотрены реальные меры защиты подростков и молодежи от пьянства. Дело даже не в перемене цифры на запрещающей табличке в винном отделе (с «18» до «21»). Хотя уже и эта вызвавшая споры даже среди юристов мера стала заслоном для подростка. По крайней мере, теперь никакая продавщица «тетя Маша», пойманная с поличным, не будет оправдываться тем, что не знала, что «этому шестнадцатилетнему» еще нет восемнадцати. Подростка, даже самого пресамого акселерата, не спутаешь с двадцатиоднолетним.


Сегодня работник торговли, нарушивший запрет, не отделается, как раньше, мифическим выговором или таким же мифическим лишением квартальной премии. Сегодня по закону рублем накажут, с работы снимут. Сегодня и родители поостерегутся сажать за стол сына и протягивать ему рюмку — оштрафуют. И в кафе-забегаловке не нальют стакана портвейна. И к ответственности привлекут, если выпьешь вместе с несовершеннолетним. И так далее (детали, кто хочет, может уточнить из документов антиалкогольного законодательства).

То есть оружие для защиты подростка сегодня найдено. Но легко ли им пользоваться?

2. Для того чтобы ответить на этот вопрос, «Литгазетой» совместно с МВД СССР и была задумана операция «Кто вам наливал, молодой человек?».


Вместе с ответственным работником Главного управления уголовного розыска МВД СССР, полковником милиции Геннадием Иосифовичем Фильченковым мы отправились в Ярославль. Почему именно туда? Город этот был избран не случайно. В прошлом году ярославская милиция наказала за появление на улице в пьяном виде 484 подростка. За пять месяцев этого года прошлогодняя статистика была перекрыта. Эти цифры поставили Ярославль в города-лидеры.


Конечно, бездельничала бы в Ярославле милиция, статистика дала бы здесь радужную картину. А. И. Поляков, заместитель начальника УВД, так и сказал, узнав, каким ветром занесло Нас в Ярославль: «Ну вот, поработали себе не голову. Теперь на всю страну прогремим».


Да, большие цифры дала ярославская милиция. Но такая работа «себе на голову» не может не вызвать уважения. Слишком часто липовой отчетностью и радужными  справками отгораживались раньше от реальных общественных проблем.


Ярославская милиция, как мы убедились за время командировки, работает, начиная от ее энергичных руководителей до инспекторов и участковых, «для статистики», но в первоначальном, «не подмоченном» значении этой словесной формулы. Для статистики — значит, не скрывая и не приукрашивая правду жизни. Только так, смотря в глаза правде жизни, и можно разобраться в наших проблемах. Тем более в такой сложной, как подростковое пьянство, которую лихим кавалерийским наскоком не решить.


Надо разбираться, а разбираться есть в чем. 


Даже если предположить нечто совсем фантастическое, что все без исключения выпившие за пять месяцев подростки были задержаны, так и то окажется, что в среднем трижды в день кто-то в городе протягивал подросткам бутылку. (С введением в жизнь нового законодательства статистика практически не изменилась.)


Скажите, какие другие законы и постановления нарушаются у нас с такой же интенсивностью?


Но что же это за злодеи, наливавшие? Родители? Соседи? «Тети Маши» из винных отделов?


Мы посмотрели данные прошлого, 1984 года, представленные медвытрезвителями города. «39 процентов подростков, — свидетельствуют они, — покупали вино сами. 22 процента сказали, что вино купили товарищи (тоже, и, скорее всего, подростки и наверняка не в библиотеках), 19 процентам купили незнакомые взрослые, шести — родители, остальные источники не установлены». 


И хотя исследования эти касаются случаев исключительных (по закону в медвытрезвители доставляют только тех подростков, которые не способны ни вспомнить свое имя, ни отыскать свой дом) и охватывают не такую уж большую категорию — 150 человек за прошлый год, видимо, они рисуют достаточно объективную картину. Но то в прошлом году. А сейчас?


Если еще вначале, после вступления в жизнь антиалкогольного законодательству, кое-кто из сердобольных продавцов продавал подростку бутылку, то уже через несколько дней последовали такие суровые санкции — беспощадно накладывали штраф, да еще по местному телевидению показывали, на обозрение всем, — что работники торговли поняли: рисковать — себе дороже, проработками на месткоме не отделаешься. Мы сами за время ярославской командировки не раз становились свидетелями того, как те же «тети Маши» сурово требовали паспорт у подозрительно молодо выглядевших покупателей, и, думаем, такое рвение было вызвано не только тем, что проводился наш рейд (особенно мы его и не афишировали).


В течение одного субботнего дня мы стали свидетелями трех новых, послеиюньских примеров, которые подсказали нам ответ на этот вопрос.

Среди бела дня патруль задержал и доставил в райотдел шестнадцатилетнего первокурсника ПТУ Диму, который пришел погулять в центр, выпив предварительно полбутылки водки. На окраине города участковый нашел (именно «нашел», так как «находка» лежала на земле) шестнадцатилетнего Владимира, день назад освобожденного из колонии. Поздно вечером инспектора по делам несовершеннолетних привлек громкий смех, доносившийся с чердака пятиэтажки. На чердаке были обнаружены выпускники школы Роман и Александр в окружении незнакомых и старше возрастом девушек и бутылок с неким напитком под названием «Осенний сон»: бутылки были приготовлены для похода, но из-за дождя поход сорвался.


Ребята эти, как мы выяснили (у Димы — тут же, у остальных — на следующий день), знали отлично, что в магазине им ничего не продадут, и даже не подходили к прилавку. Питье им купили сердобольные незнакомые взрослые: Диме — за мзду («полстакана нальешь?»), остальным — за спасибо.


— Я таких взрослых просто душила бы — в сердцах сказала мама Романа, когда мы встретились с ней в инспекции по делам несовершеннолетних. Но для того, чтобы не то чтоб уж «душить» — просто поговорить, надо сначала-то задержать »того сердобольного.


Правда, после того как Дима рассказал, как подошел к магазину, как увидел «ханурика» (так он определил социальное лицо этого взрослого), как протянул ему деньги, как тот вынес бутылку и во дворе магазина отлил себе в «именной» стакан заработанную долю, мы сделали попытку найти этого «ханурика». Но, увы! Он или уже отправился спать, или растворился среди других своих собратьев, которые толкались возле магазина, бесстрашно натыкаясь на постовых милиционеров.


Итак, неужели этих доставал нельзя призвать к порядку? Они-то ведь куда опаснее, чем солидный малопьющий человек, который «налетел» на милицию после какого-нибудь праздничного застолья и заплатил за это такую цену, что долго будет испытывать отвращение к любому празднику.


На следующий день, в воскресенье, мы специально попросили В. Т. Себискверадзе, заместителя начальника Кировского райотдела, обратить внимание патрульно-постовой службы именно на таких посредников. Сделать это оказалось не так-то просто, но тем не менее к середине дня перед нами сидели два семнадцатилетних парня, приехавших в Ярославль на практику, и двадцатисемилетний Мишаков Владимир Борисович, а на столе стояли три бутылки вина — «гнилухи» (по словам знающего дело Владимира Борисовича).


И вот, когда Мишаков произнес грустно: «И что же теперь мне будет? На работу напишут?» — капитан Себискверадзе растерянно посмотрел на нас: вы-то, мол, из Москвы товарищи, что скажете?


Но сказать нам было нечего: закон не предусмотрел Владимиру Борисовичу никакого наказания. Он, же не «вовлекал» в пьянство — он только покупал, он не подносил подростку стакан ко рту — он только вынес ему бутылку.


— Считайте, я вас строго предупредил, — нашелся капитан. — Теперь можете идти! И забирайте свою «гнилуху».


Итак, пока работники милиции, задерживая пьяных подростков, не очень-то гоняются за теми, кто помог подростку поднести стакан ко рту. Мало того, что трудоемкое это дело, ну, а если даже задержишь — и что? Как накажешь? За что оштрафуешь? Что напишешь на работу? Чем отчитаешься перед начальством? О чем скажешь прокурору?


Сегодня, когда мы заботимся о судьбах нового поколения, о том, чтобы росло оно в трезвости и не пополняло ряды «хануриков», надо законом перекрыть все алкогольные каналы, ведущие к нему. Все! Иначе что же это за закон? Пока же мы оказались свидетелями, как говорят юристы, «дырки в законе». И через эту дырку, как сквозь черный ход в магазин, идут к подросткам «осенние сны».


Но, перекрыв очередной канал, убережем ли подростков от пьянства? Хватит ли только запретительных мер для защиты сегодняшнего юного поколения?

3.С первого июня по «винному парку» Ярославской области был нанесен существенный удар: винные отделы были закрыты в 88 магазинах госторговли (из 219), в 685 магазинах торговли кооперативной (из 1031), перестали продавать спиртные напитки в 98 (из 169) кафе и закусочных.


Резко сократилась продажа, люди «подтянулись» после принятия постановления. К этой лихой атаке на винные магазины относятся в Ярославле (а нам пришлось разговаривать со многими) по-разному, но и, поддерживая ее, многие задают вопрос, который был уже вынесен на страницы «ЛГ» Анатолием Рубиновым: «А что же взамен пьяной трешки?». Не отступит ли торговля? Выдержит ли?


Надолго ли, останутся законсервированными винные отделы, зависит от усилий торговых и планирующих организаций города.


Но если вновь вернуться к подросткам, то так ли уж велика их доля в числе протягивающих «пьяную, трешку»? Это все-таки в первую очередь взрослая, а не детская проблема.


Есть один показатель, информировать о котором, мне кажется, сегодня необходимо: процент подростков, совершающих преступления в пьяном виде.


Так вот, в 1971 году 72 процента подростков Ярославской области совершили преступления в пьяном виде, в 1975-м — уже пятьдесят процентов, начиная с 1979 года цифра эта резко упала: 38 процентов. И с этого года оставалась стабильной. В прошлом, 1984 году она составила 32 процента. (Кстати, больше, чем в среднем по стране — это-то и было второй причиной, почему именно Ярославль мы выбрали для своей командировки.)


Эта кривая статистики наводит на разные размышления; и о динамике подростковой преступности, и об изменении ее характера, и о личности сегодняшних юных преступников. Но, тем не менее подростковую преступность мы связываем в первую очередь с пьянством, и, как считается, именно «склонные к употреблению» юноши и девушки являются и наиболее криминальными.


Говорю об этом не случайно.


Сегодняшние подростки, по моим наблюдениям, в целом меньше тянутся к рюмке или граненому стакану, чем их сверстники десять или пятнадцать лет назад. Возможно, социологи оспорят меня, но из множества взрослых типов один (сколько мы ни разговаривали) вызывает самое большее отвращение у подростков: эти самые «ханурики». Самой, так сказать, эстетикой они дают многим современным подросткам антиалкогольный урок. Даже пэтэушник Дима, задержанный возле магазина, и тот, размышляя о своей судьбе, как самую мрачную перспективу своей жизни рисует не «плохую» работу, или «плохую» должность, или низкий социальный статус, или нулевое материальное благосостояние, а именно превращение в этого «ханурика» — мятого, грязного, скучного.


Человек, чувствующий себя личностью и убежденный, что это его чувство обществом ценится и поддерживается, никогда не опустится до того, чтобы сломать себя алкоголем.


Вот чего мы должны добиваться, вот каких ребят воспитывать!


Невелико число законченных алкоголиков среди современных подростков, единицы из них пьют по «привычке». Куда чаще бутылкой «Осеннего сна» они хотят компенсировать дефицит праздников, пустоту проходящих дней, одиночество в среде подобных.


Да, мы должны создавать для молодежи и безалкогольные бары, и дискотеки, и клубы. Должны заботиться о том, каким будет их вечер. В самом центре Ярославля мы увидели пышные вывески с названиями подростковых клубов: «Тимуровец», «Юный спартаковец», а под вывесками, как в какой-нибудь конторе, объявления: «работает с 3 до 7», «три раза в неделю», «с четырьмя выходными». Можно только представить себе, что там за праздники, что за общение.


Но я другом я думаю.


Старый фельетонный вопрос «Ты меня уважаешь?» — для сегодняшнего подростка серьезен, потому-то так презрительно относятся они к «ханурикам», потерявшим чувство собственного достоинства. Надо искать выход юношеской энергии, чтобы не притуплялась она всякими бормотухами, но куда важнее искать выход их энергии социальной. Человек, верящий и отстаивающий свою веру, не потянется к бутылке. Ему не до этого.


Потому-то надо видеть в подростке личность, дать ему возможность проявлять активность, воспитывать уважением и верой. То есть растить в нем те качества, которые иногда с такой поражающей силой глушатся водкой.


Связался недавно с Ярославлем и выяснил, что уже некоторые июньские «трезвые» объекты сдались. Даже бар в гостинице «Юбилейная», о котором нам с гордостью сообщили, что бар этот — безалкогольный, снова полон и напитков, и молодых, которые эти напитки употребляют. (Бар этот в центре города и потому-то, как магнитом, притягивает ребят.) Не получается, видно, праздника без «Осеннего сна».


Можно, конечно, посчитать это мелочью, частностью. Но ради этого нового, пришедшего и вошедшего сегодня в жизнь поколения не хочется отступать ни по мелочи, ни по крупному.


Страшно, что снова можем отступить, оставив за собой, как на проигранном поле боя новых «хануриков» — безвольных, потерявших надежды, забывших о праве быть личностью, способных разве на то, чтобы заработать на полстакана у подростка.


Юрий ЩЕКОЧИХИН, специальный корреспондент «ЛГ»


"Литературная газета", № 46(5060), 13 ноября , среда, 1985 г.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Литературная газета | Просмотров: 2770 | Автор: platoon | Дата: 6-11-2010, 06:09 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Архив записей

Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)
Август 2020 (15)
Июль 2020 (19)
Июнь 2020 (4)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •