Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
Откровения Заполярья
Моряк вразвалочку сошел на берег

...Необходимые формальности соблюдены, и моряк, естественно, вразвалочку идет на берег. Он 6—8 месяцев был на промысле, и нога его не ощущала земной тверди. Впереди — полугодовой отпуск. Он молод, полон сил и оптимизма. Чем-то встретит его Мурманск?


Лет 15—20 назад едва ли не самым активным персонажем встреч и провожаний были так называемые бичи.


Словечко по происхождению английское (берег, побережье), означающее оказавшегося не у дел моряка. Вынужденное пребывание на берегу затягивалось на годы, иногда на всю жизнь. Бич перебивался случайной работой и подачками. «Раскалывал» на ресторанный загул рыболовецкую молодежь, за стакан-другой водки мог сутками травить морские байки. Потом просто искал, где выпить. Пил и опускался все ниже. Эпоха застоя добавила термину новые краски: бич стали расшифровывать как «бывший интеллигентный человек». Намек более чем прозрачный, вышибленных из привычной жизни неудачников в ту пору расплодилось и скиталось по стране немало.


Сейчас, завершая эволюцию, специалисты МВД придумали быстро привившийся канцеляризм: БОМЖ — то есть лицо без определенного места жительства. Золотое времечко (полноте: золотое ли) колоритных героев Г. Владимова миновало. (Помните его многострадальные «Три минуты молчания» — великолепный литературный слепок с береговой и морской заполярной жизни.) Нынешние БОМЖи потускнели и утратили свой романтический ореол.


Скитальца морей с вытатуированным альбатросом и профилем отца народов на широкой груди сменил обычный бродяжка, страдающий дюжиной болезней. Он и в море-то никогда не бывал. А приполз в Мурман (именно так) из какого-нибудь среднерусского города или из ЛТП, а то и из колонии. Специфическим этим социумом правят какие-то особые, нелепые для непосвященного законы. Но, по-прежнему, как прилипалы, ложатся БОМЖи в кильватер пришедшему с путины рыбаку. А он, ошалевший от городской толчеи, от сотни береговых соблазнов, чувствует себя приступившим к правлению королем. Королю положена свита. И бичи снуют вокруг него. Бегают за водкой. Стараются держать «короля» в постоянном подпитии, затягивают, качают из морячка деньги. В общем-то знакомая картина.


Однако адреса гостеприимства давно изменились. На площади, неподалеку от порта, расположилось внушительное здание дома междурейсового отдыха моряков «Меридиан». Энергичная, приветливая Ольга Николаевна Онипко по праву гордится своим хозяйством. «Меридиан» — целый комплекс предусмотрительно налаженного быта и организации услуг. Есть практически все: химчистка, крашение, ремонт одежды и обуви, прачечная, парикмахерская, даже косметический кабинет. В «Меридиане» и его филиале два кинозала (на 150 и 300 мест) с правом первого показа фильмов.

Как видите, получился достаточно сухой отчет-справка. Но это для нас, хоть и не по самому большому счету, но пресыщенных благами ненавязчивого нашего сервиса. Для человека, пришедшего с путины, это целый мир, полный чудес. Утверждаю это без всякой иронии.


Частыми гостями ДМО бывают лекторы общества «Знание». Особой популярностью пользуются встречи с психологами и медиками по вопросам интимной жизни. Понять это нетрудно. Карьера подавляющего большинства моряков складывается одинаково: школа — служба в армии — флот. На каждом из этих этапов возможности заложить фундамент будущего семейного счастья невелики. Причем, по мере взросления шансы становятся все призрачней. К 25—30 годам молодой мужчина начинает остро переживать свою неприкаянность, подсознательно мучается неполноценностью бытия. «А жизнь прошла, как прошли Азорские острова...» Там, в море человек отвыкает от нормального общения, его жизненное пространство ограничивается пределами судна. Кто поможет моряку восстановить навык общения? С бичами, с теми просто.


Они с кем угодно найдут общий язык, кого угодно утешат, лишь бы платил их благодетель за водку, лишь бы угощал.


Может быть, «Меридиан» с мощной системой «подножного» сервиса. Навряд ли... Говорят, нужен центр реабилитации. А где его взять? Кто его построит? И до центра ли нашему флоту, если его руководство что в Мурманске, что в Одессе элементарных социальных проблем решить не в состоянии. И газеты об этом писали, и «Прожектор перестройки» рассказывал.


Надеются на кооператив. Хорошо, ежели таковой организуется. Но ведь не Москва, за Полярным кругом все сложнее... А пока суть да дело, нормой стали скоропалительные увлечения, искаженные представления о морали, непродуманные браки, разочарования и жизненные драмы. Вдумайтесь — нормой. ...Изрядно захмелевший гигант, мрачно восседавший над хрустальным фужером, не стесняясь, поведал свою бесхитростную историю: «Ох, и любил ее!.. А она, она-то мне клялась... Тут прихожу с Атлантики... Сидит какой-то... Ну я ему, конечно... А она мне! Ну тогда я им обоим...» Как же обидно было смотреть на него, сильного, мужественного человека, придавленного пошленькой изменой. Кто здесь прав, кто виноват? Может быть, и она не такая уж дрянь, и он сам что-то не понял? Да куда там разбираться? Через неделю опять за селедкой идти... Чем поможешь? Он рассказал, я послушал) ну и разошлись... Хоть душу излил, может, легче станет... Норма.


Моряк находится в ДМО до 30 суток. Кстати, почему так долго? Почему не едет домой, к маме? Удивительно, но факт: почти месяц требуется капитану, чтобы оформить нужные документы и выдать морякам зарплату.


Никто не спорит, деньги выплачиваются немалые, а они счет любят. Но думается, что львиную часть времени присваивает себе бюрократ, у которого свои заботы. А пока каждый устраивается, как может. Норма... К некоторым приезжают заблаговременно извещенные жены. Администрация предоставляет в этих случаях семейные номера. Ну а остальные усердно посещают вечера встреч. Либо в ресторане — задушевные суаре «при свечах», либо танцевальные дискотеки, либо просто посиделки в великолепном, с художественным вкусом оформленном фойе второго этажа. Конечно, приглашают дам. Оптимального сочетания добиться удается не всегда.


Тут есть  варианты: после приглашения работниц рыбокомбината из полутемных углов пришлось выгребать пустую водочную тару — это перебор. Продавщицы мурманского горторга почему-то вели себя, как светские львицы, и едва снисходили к неискушенным в этикете морячкам — явный недобор. Удачнее других прошли встречи со студентками медучилища и пединститута — этот опыт и предполагается расширять. Стало быть, и здесь норма.


Искушенный читатель — я это ясно вижу — уже ухмыляется. Город портовый, а в портовых городах все эти посиделки ни к чему... Ну, конечно, проблема проституции в Мурманске есть. Как не быть. Только нет в ней ничего романтического. А экзотического и подавно.


По данным заместителя начальника УВД Мурманского облисполкома А. С. Воронина, в полумиллионном городе выявлено 72 женщины, занимающиеся проституцией, из них 15 «работают» по иностранцам. Но, честное слово, «империалистических акул» среди проституток нет. Конечно, «девочки» не бедствуют, но и сверхдоходов не извлекают. Кроме того, они себе не враги: валюта — это очень опасно и хлопотно, ее еще нужно кому-то «столкнуть».


Собирательный социальный портрет «девочек» в едином стиле не складывается — настолько все разные. Возрастной диапазон — от 18 до 40 лет. Как правило, разведенные или одинокие женщины с детьми. Образовательный ценз — от неоконченного ПТУ до институтского диплома. Род занятий неопределенный: Ольга И.— бывшая уборщица, Елена Б.— секретарша, Ирина С.— «по уходу за детьми», Нелли Л.— музработник, Элла Ф.— временно не работает, Анна А.— студентка... Жильем обеспечены практически все, редко кто перебивается у подруг. Вкусы, интересы, привычки, покрой платья, цвет помады — у каждой свои.


Но вот в несложившихся судьбах присутствует что-то общее. Неустроенность, надлом, семейные неурядицы, материальные затруднения. Нелегко в одиночку одеть, накормить и вырастить ребенка. Одна из них целый монолог произнесла: «Что же это делается с советским рублем? Сколько я за пальто для дочки заплатила? Как раз месячную зарплату, когда в буфете работала. За державу обидно...» Прямо государственный подход.

Смешно? Скорее грустно. Вне профессиональных занятий они ведут себя вполне заурядно: ремонтируют квартиры, покупают мебель, нанимают детям репетиторов, мечтают о замужестве. Муж, конечно, тоже требуется «фирменный», с заграничным паспортом. Таков практический расчет. «Был у меня русский моряк... Приходил из плавания, давал деньги, потом пропивал с себя все, начинал из меня вытягивать. Всю жизнь у меня мужики деньги тащили, а что нам жрать с дочкой — никому и дела нет. Знаю я, чем с русскими-то кончается! Если я теперь иногда и беру «фирмачей», то по крайней мере спокойна, что они мне двери не вышибут, утром похмеляться не начнут, глаз не выбьют...»


По приезде из Мурманска в редакции мне показали взволновавшее меня письмо. Дело в том, что в № 9 «Трезвости и культуры» был опубликован «Монолог «ночной феи» — ялтинской валютной проститутки. И вот старший матрос Михаил Мокров из Мурманской области, прочитав этот материал, сделал такое предложение: «Если возможно, то пошлите мой адрес этой женщине. Может быть, я стану тем человеком, который бы смог ей помочь».

Может, кто и улыбнется, пожмет плечами. Мне же это письмо представляется чуть ли не символом. В груди заполярного моряка бьется нежное сердце.

Эти люди, поведавшие и испытавшие такое, о чем береговой житель даже в книжках не читал, необычайно открыты, по-детски ранимы, бесхитростны. Их лозунг, который иной раз гремит в прокуренных мурманских ресторанах, кафе, забегаловках: «все пропью, но флот не опозорю»,— мальчишеская наивная бравада. Не более. А кто им может предложить другое? Кто их оторвет от портовых традиций?


В сумерках


Если уж зашла речь о традициях, то, сообразуясь с наиболее расхожими из них, Мурманск следовало бы назвать наряду с Нью-Йорком или, скажем, Стамбулом — городом контрастов. Сама природа здесь не признает компромиссов: только белое или только черное. До ноября — полярный день. После — полярная же ночь. С одной стороны город славен трудом своих людей, ему и Героя дали за то, что не пустил немцев в Советское Заполярье. А по его улицам в «пьяные «часы пик» снуют, стреляют глазами, бегают от милиции отечественные образца 80-х годов буттлегеры — подпольные торговцы спиртным. На прилавках местной валютной «Березки» поблескивают гранеными боками «Лонг Джон» и «Бифитер». А в местном же универмаге «Волна», где принимают только советские рубли, висит строгое объявление: «В одни руки отпускается одеколон «тройной» — 3 штуки, одеколон до 4 рублей — 2 штуки».


В порту радостно встречают сейнер с полными трюмами. А у гостиницы «Арктика» — автобус зарубежных туристов с толстыми бумажниками.


В областной газете славят прорабов перестройки, а в продуваемом насквозь бараке бичи делят дневную выручку от собранных пустых бутылок.

Тут бы продолжить эту серию столь милых журналистскому сердцу контрастов и на борьбу с пьянством, а равно и на борьбу за трезвость. Соблазн-то велик, но не получается. Тут пока ни день, ни ночь. Сумерки.


От правды не уйти. Мурманская область — традиционно пьющий регион. Край земли, притягивающий рыбаков, лесорубов, заготовителей, пристанище переселенцев и бродяг перекати-поле... Поэтому проблема борьбы с пьянством здесь остра чрезвычайно.


Как и в большинстве других регионов, попытались решить ее административным наскоком. Провозгласили множество зон трезвости. Провозгласить было легко, рапортовать радостно. Да вот какая оказия: лишь в четырех поселках — Пушном, Молочном, Туломе и Урагубе — укрепилось трезвое народовластие. А вокруг них бушуют бумажно-лозунговые страсти. Обычно «борьба» сводится к тому, что ОРСы просто убирают винные прилавки из магазинов и умывают руки. Преодолеть формалистическую рогатку нетрудно: можно наладить собственное домашнее производство, а можно привезти ящик водки из соседнего района. Так что никаких контрастов.


Привычка «ни дня без спиртного», столь характерна для атмосферы портового города, живуча, ее не переломишь враз через колено. Потолкался в километровой винной очереди, чего только не услышал — и про политику, и про перестройку, и про трезвость! Очередь в Мурманске наэлектризована, агрессивна, в любой момент может взбунтоваться. Пробовали работать с ней через громкоговоритель, минут 15—20 врач-нарколог красноречиво убеждал: «Зачем вы стоите? Вы губите свое здоровье. Водка — яд!» Дальше шли банальности.


Организация выступлений обошлась в две с лишним тысячи рублей, а каков результат? Одни слушают в полуха: «Пущай говорит, стоять еще долго, а делать все равно нечего». Другие огрызаются: «Яд? Спасибо, что просветили... Если яд — зачем продаете?» Задают прямые вопросы: «Что, разве есть запрет на продажу?», «Что же в родном советском магазине наркотики продают?». Пожилой мужчина, с виду пенсионер, возмущенно размахивает авоськой: «Ну хорошо, если пить вредно, где вы вчера-то все были? Вы серьезные люди, или просто так говорите, потому что вам велели?» «Нет, мы серьезные...» «А если серьезные — куда ж нас привели, почему раньше молчали?»


В ожесточенной дискуссии с очередью веских аргументов у выступавших явно не хватает. А когда не хватает аргументов, начинаются акции. Поручают их, конечно милиции. А милиция что? Она, во-первых, прямыми обязанностями загружена до предела. Во-вторых, какими такими способами ей поддерживать порядок? 


Рассеивать толпу, что ли? Так возникает неопределенность, которая, судя по всему, характерна для множества регионов России. Вот цифры. До Постановления партии и правительства 1985 г. в Мурманской области потреблялось (было продано через торговую сеть) 9,23 литра чистого алкоголя на человека ежегодно, в прошлом году этот показатель составил 5,4 литра. Попадание в вытрезвитель снизилось с 60 тысяч в год до 35 тысяч. Хорошие показатели для доклада, но что за цифрами? Все та же неопределенность.

Все те же сумерки, которые путают истинное с ложным, не позволяют отделить зерно от плевел. Как и повсюду, в Мурманске существует областной Совет ВДОБТ. Люди, работающие в нем, искренне болеют душой за искоренение пьянства. Встречаясь и разговаривая с ними, особенно чувствуешь несправедливость огульных обвинений трезвеннического движения. Да, борьба с самого начала велась не в том ключе — одними запретами и принуждениями многого не добьешься. Да, много лозунгов, а мало дела. Да, формализма еще хоть отбавляй.

К сожалению, равнодушных чиновников и приспособленцев пока хватает во всех сферах общественной жизни. Имеются они и среди членов ВДОБТ. От таких предстоит избавляться. Но подозревать актив Общества в двуличии, в спекуляции фразой, в стремлении удобно устроиться в жизни — по меньшей мере, нечестно.

Кому же, как не им лучше всего известны недостатки движения, кто точнее всего ощущает пульс преодолевающего недуг общества, кто из них не стремится к новым, конкретным формам работы?

Ответственный секретарь мурманского облсовета ДОБТ Н. С. Фомин рассказывает, что актив всеми силами старается «заземлить» свои действия на трудовые коллективы, определить стратегию, тактику и конечную цель: «Пусть нашей первой задачей станет убрать пьянство с производства, от станка, от руля, от штурвала, очистить общественный быт, помочь семье. Необходимо заручиться широкой поддержкой населения, изжить показуху».

Ну что ж, как говорится, бог в помощь... Конкретная работа тем и хороша, что она конкретна.


А. СОСНОВСКИЙ

Мурманск — Москва


Журнал "Трезвость и культура" № 3 1989


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Журнал "Трезвость и культура" | Просмотров: 2524 | Автор: platoon | Дата: 14-12-2010, 11:33 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Февраль 2021 (4)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (8)
Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •