Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
Спустись к нам, мода
Несколько практических соображений по поводу красивого праздника

Творческий поиск и мастерство художников, «искусство кройки и шитья», обаяние манекенщиц — все это в полной мере продемонстрировал первый Всесоюзный фестиваль «Мода-87», организованный Минлегпромом СССР и проходивший в ноябре прошлого года в Москве. Он познакомил нас с современным состоянием советской моды: свои творческие и авторские коллекции представили около 30 моделирующих организаций — а это почти 2000 работ. Смотр собрал более двух с половиной тысяч специалистов, занятых созданием одежды.


Чего только не увидели зрители за эти несколько дней на «языке», то есть на помосте, где демонстрируются модели, в универсальном спортивном комплексе «Дружба»! Пальто и плащи, повседневные костюмы и нарядные платья, вечерние туалеты и спортивные комплекты, фольклорные коллекции и модели детской одежды, летние ансамбли и шубы. Посмотреть было на что, и порадоваться было чему.


Например, тому, что изделия шьют не из заморских, а из отечественных тканей. Что, кроме художников домов моделей, представили свои работы модельеры нескольких промышленных предприятий. Что перед появлением каждого нового участника фестиваля объявлялось, сколько процентов его моделей уже внедрено или будет внедряться в производство, для скольких промышленных предприятий они разрабатываются, в какие фирменные магазины поступают. (Правда, не всегда было понятно — какие именно модели имеются в виду? Те, что показаны на фестивале, или те, что остались за его рамками? Может быть, в будущем стоит выделять в отдельный показ те образцы, что поставлены на поток и уже продаются в магазинах.)


Да, утешительных моментов было много. Но почему же тогда после этих бодрых известий и яркого зрелища вместе с ощущением праздника возникло чувство неудовлетворенности, стоило только покинуть блестящий мир моды, поселившийся на несколько дней в «Дружбе», и выйти за его пределы?

Наверное, потому, что проценты процентами, но мы-то с вами ходим в магазины, и даже самые ненаблюдательные из нас могут заметить: то, что было на подиуме, и то, что есть в магазинах, а значит, и на нас с вами,— это, как говорят в одном южном городе, две большие разницы.


И неясно, когда мы будем одеваться пусть чуть похуже, но похоже на то, что нам показывают? Когда эти блузочки, жакетики, костюмчики, джемперочки, курточки, плащики в изобилии появятся на прилавках? Когда с двух далеких берегов мы, те, кто придумывает, конструирует, шьет, и те, кто покупает и носит, протянем друг другу руки над бурной рекой бюрократизма, технологических сложностей и производственных неувязок? Как радостно, уверенно, удобно и достойно почувствовали бы мы себя в жизни, если бы оделись так, как советовал фестиваль. Как понравились бы сами себе и друг другу. Но мы такими не будем до тех пор, пока этого очень не захотят очень многие люди, от которых зависит наша одежда. До тех пор и остро модные, и не очень острые модели будут ранить нас одним — своей недоступностью. А ведь при виде этой красоты возникало нестерпимое желание воскликнуть: «Нам нравится! Мы согласны! Тиражируйте скорее, пусть все это будет не в единственном экземпляре!»


Мода — тот праздник, который имеет смысл, когда он для всех. А не только для «внутреннего пользования» на показах в домах моделей, не только для выставок, манекенщиц, художников. Тем более в нашей стране.


Тем более в наше время.


Наши художники-модельеры прекрасны. Они все могут. Их престиж день ото дня растет во всем мире. Мы ими гордимся и ко всем восторженным отзывам полностью присоединяемся. Но рискну заметить: престиж человека, работающего в легкой промышленности как в своей стране, так и за ее пределами, определяется все-таки не медалями и дипломами, а тем, как одеты его сограждане, то есть тем, как одета улица. А она пока в массе своей одета неважно. Легче всего, конечно, обвинить в этом художников: мол, почему плохо моделируете, не предлагаете хороших вещей? Но причины гораздо глубже. Моделируют. Предлагают.


Отличные вещи — в этом лишний раз мы убедились на фестивале. Но промышленности это как-то ни, к чему, искусство моделирования с его творческими поисками, взлетами и озарениями существует как бы отдельно, а промышленность отдельно. Художники предлагают одно — на конвейерах тысячными тиражами шьют другое: что попроще, попривычнее, повыгоднее. Художник на фабрике не диктатор хорошего вкуса, не «полпред» моды, а персона нежелательная, мешающая налаженному производственному процессу. Результат? Он у всех на глазах.


Предлагаем, к примеру, творцам нашей одежды взглянуть на улицу, причем не городскую, что успокаивает своим относительным благополучием, а на улицу райцентровскую, деревенскую. Заглянуть в магазины, где пылятся мешковатые скучные пальто, синтетические шубы, не спасающие от холода в краях с сорокаградусными морозами, кофточки допотопных фасонов и расцветок, платья, сшитые по моде, которой никогда не было, и способные похоронить под своим покровом природную привлекательность любой женщины. Болит ли у руководителей нашей легкой промышленности душа при виде не бедно, нет — серо, невзрачно или аляповато, словом, как выражаются специалисты, «неграмотно» одетых людей? Кстати, многие из них хотели бы обучиться грамоте, только где те ликбезы? Информации по культуре одежды ничтожно мало, журналы мод в глубинке — дефицит, выкройки — проблема, в ателье шить — намытаришься, да и дорого.


Человек может выглядеть элегантно не только потому, что у него хороший вкус, но и в том случае, если массовое производство одежды, то, что называется конфекцией, не дает ему возможности быть безвкусно одетым. Пока же легкая промышленность не только нам это благосклонно позволяет, но и способствует этому.


Мы готовы заплатить за приличную одежду немалые деньги. Однако на сегодняшний момент расплачиваемся за ее дефицит потерянным временем, нервотрепкой, унизительной закомплексованностью.


Конечно, если отрешиться от этих проблем, можно ликовать по поводу праздника моды. Хороший тон требует поблагодарить за фестиваль его участников и организаторов. Но я. хоть убейте, не могу воспринимать его только как впечатляющее зрелище, не соотнося с действительностью. Может быть, потому, что не с чужих слов знаю обиду молодых и не очень молодых женщин: никто не хочет помочь им быть красивыми. И знаю, что этот фестиваль их обид не унял, ибо всем нам уже порядком надоело любоваться модой со стороны.


Правда, заместитель министра легкой промышленности СССР Иван Григорьевич Гриценко прилюдно пообещал, что в ближайшем будущем, буквально в этом году, лучшие из показанных на фестивале моделей будут внедрены в производство. Подождем. Терпения нам не занимать.


Помимо той одежды, которую мы с удовольствием бы поместили в собственном гардеробе, на фестивале было показано много моделей красивых, но «неносимых». Тех, что замечательно выглядят на демонстрационном помосте, но никак, при самом богатом воображении, не проецируются на жизнь. Мы, зрители, с готовностью восхищались манто из дорогих мехов, названия которых быстро угадать были не в силах, ибо не привыкли встречаться с ними лицом к лицу. Восторженно ахали перед изысканными ансамблями в фольклорном стиле, которые украсили бы собой магазины «Березка». Открывали рот от изумления, разглядывая, как экзотические картинки, вечерние туалеты. Но все-таки почему-то больше всего радовались, видя красивые и в то же время простые, практичные модели. И даже закрадывалась мысль, что эта простота и практичность требуют не меньшего творчества, чем самые изощренные формы.


Конечно, не все, что показано на фестивале, должно стать реальностью. Нельзя к каждой модели подходить с утилитарными мерками — надену ли это я или моя соседка. Художник имеет право на творчество, на самовыражение, на полет фантазии. Я тоже за полет. За неповторимость. За дерзость, остроумие и неожиданность. Даже за эпатаж, если при этом отстаиваются истинно новые идеи. Я против диспропорций.


Всякое искусство рассчитано на духовное потребление. Искусство архитектора, дизайнера или художника-модельера ставит перед собой помимо эстетических целей и чисто практические, функциональные: бессмысленно придумывать дом, в котором невозможно жить, или сочинять платье, которое некому носить.


Захотелось поговорить на эту тему с Алексеем Корешковым, главным художественным руководителем Киевского республиканского Дома моделей трикотажных изделий, тем паче, что этот Дом моделей получил больше всех наград, в том числе и приз «Крестьянки» (за коллекцию по народным мотивам, названную «Деревня»), а лично Корешков отмечен за высокое мастерство и творческий поиск.


— Все зависит от внутренней установки художника: на фантазию или на практику. Недаром существуют два понятия — перспективная коллекция и промышленная коллекция. Мы решили соединить эти понятия.


Сознательно выбрали путь промышленного моделирования. Да, в чем-то ограничили себя, если иметь в виду, так сказать, «искусство для искусства», чтобы продукция была реальной, жизнеспособной и в то же время современной. Меня и других художников это сначала настораживало, было опасение потерять свою индивидуальность, творческую свободу. Но, понимаете, мы сами себе доказали: работа на реальные потребности людей и творчество не исключают друг друга. И чем больше приближаешь моду к конкретным людям, тем больше требуется поиска, усилий, выдумки. На мой взгляд, элитарная мода в нашем обществе просто нелепа. Так же, как нелепо делать вещи, которые нельзя продать...


Первыми в стране художники нашего Дома моделей перешли на бригадный подряд, и теперь вместо двадцати — их четырнадцать. В конкретных условиях двадцати трех предприятий Украины разрабатываем свои модели. Это помимо экспериментального производства, где выпускается продукция на пять миллионов рублей в год. Реализуем ее в собственном фирменном магазине «Стиль», работающем на хозрасчете.


Эта не только творческая, но и нравственная установка отразилась в коллекциях киевских трикотажников. Видно, что они не просто ориентируются на покупателя— они думают о человеке, чтобы ему было удобно, комфортно и, конечно, чтобы одежда его украшала, чтобы он выглядел в ней современно и элегантно. Это ли не высшая награда художнику?


Мы не были бы журналом «Крестьянка», если бы не обратили особое внимание на модели для полных и пожилых женщин. Да, показывали такую коллекцию под аплодисменты и зрительницы успели даже лихорадочно черкнуть кое-что в своих блокнотиках. Все правильно. Но это во «внеконкурсном» показе, в вечернем развлекательном представлении. А для специалистов ни одна из моделирующих организаций ничего подобного не представила.


Янина Романовна Черенкова, которая уже около тридцати лет работает манекенщицей, говорит о наболевшем:

— Не любят творить для нас художники. Это считается непрестижным. Хотя я убеждена — для модельера заявить, что я, мол, не люблю работать для полных женщин, все равно что сказать: я не люблю свою маму, бабушку. Ведь какая невольно создается ситуация: нарядная модная восемнадцатилетняя девочка и рядом с ней плохо одетые мама, бабушка, старшая сестра.


Уровень жизни растет, у тысяч женщин появилась возможность и желание современно, со вкусом одеваться. И вдруг оказывается, что эти тысячи женщин — вне поля зрения наших модельеров и швейников. А разве они не заслужили их внимания? Мне запомнился показ одной коллекции из ФРГ, так там, к примеру, платье или костюм одного фасона были показаны в диапазоне от 42-го до 60-го размера, и каждый зритель мог представить, как эта вещь будет выглядеть на нем. Я считаю, что чем человек старше, тем тщательнее должен быть одет. Уважение к возрасту, к старости должно быть заметным и в одежде — это одно из проявлений уважения общества к человеку, свидетельство нашего нравственного здоровья. Разве нормально то, что даже в вечернем представлении нам нашлось место только благодаря настойчивости главного режиссера фестиваля Жанны Лебедевой?


А вот что по поводу этой ситуации думает сама Жанна Лебедева:


— Да, мне буквально пришлось выдержать бой, чтобы включить в показ эти модели. Говорили, что солидные, взрослые манекенщицы не «вписываются» в праздник, недостаточно эстетичны. Не знаю, как там насчет эстетики, но я сама была манекенщицей и помню, что нам, юным и стройным, никогда не выпадало тех бурных аплодисментов, под которые шли коллекции для полных, для тех, кому за тридцать, сорок, пятьдесят...


Наверное, организаторам фестиваля уже сейчас надо разработать систему призов гораздо более разнообразных, чем нынешние, чтобы у создателей одежды было время для творчества и была уверенность: тот, кто представит авангардную коллекцию для молодежи, детские модели и наряды для бабушек, будет иметь равные шансы на успех.


Мода — это всегда немножко игра. Достаточно было посмотреть фрагмент из заключительного театрализованного показа, когда перед зрителями предстали в живых картинках наряды каждого десятилетия нашего века. Это была трогательная, с добрым юмором составленная коллекция. И мы посмеялись не только над старыми фасонами, которые тоже были когда-то авангардом, но и над собой. Так, наверное, и надо относиться к моде: не настолько серьезно, чтобы становиться смешными, но достаточно серьезно, чтобы быть хорошо одетыми людьми.


А. ХИТАРОВА

Журнал "Крестьянка" № 4 1988 год


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Мои статьи | Просмотров: 4279 | Автор: JohnGonzo | Дата: 3-09-2010, 11:03 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Февраль 2021 (4)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (8)
Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •