Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
Здесь страшно быть ребенком: Капитализм без маски
Капитализм без маски

ЮАР, Южно-Африканская Республика. 4 миллиона белых, 23 миллиона африканцев, коренных жителей. Апартеид. Чудовищное откровенное угнетение, унижение, ограбление, попрание власть имущим белым меньшинством бесправного, нищего большинства.

Английский журналист Уильям Эллис был потрясен детским кладбищем, которое он увидел возле города Амерсфорта в провинции Трансвааль. Голые земляные холмики — длинные ряды, как по линейке. У каждого — табличка с фамилией и номером. Последний — № 1927. Это свежее кладбище. Отцов и матерей тех, кто погребен здесь, силой переселили в бантустан (род резервации для коренного населения), где не хватает воды, земли неплодородны, работы нет, условия жизни невыносимые. Первыми не выдержали этого дети.


Символ ЮАР сегодня — мертвый африканский ребенок.


Вот данные, которые представили врачи этой страны. Они относятся только к городам, потому что в сельской местности врачей вообще нет и, соответственно, нет и данных. И так от голода ежедневно умирает 75 африканских детей. 20 процентов новорожденных не доживает до года. Еще 30 процентов не доживает до двух лет. Из тех, кто доживает, более трети умирает, не достигнув юношеского возраста. Добавим, что сельские жители за один и тот же объем работы получают вчетверо меньше городских.


Живут в городах так: в том же Амерсфорте на 50 жителей африканского квартала приходится один водопроводный кран. В хибарах, конечно, нет ни электричества, ни газа. Спят на земляном полу, на циновках, нары — роскошь. Рано утром взрослые уходят в поисках заработка, возвращаются поздно. Дети предоставлены самим себе. В основном они заняты поисками еды. Обычно это трава, гнилой картофель.


Юаровские власти утверждают, что смертность среди африканских детей объясняется невежеством их родителей. Звучит это как издевательство. Исследование, проведенное в бантустане Транскей, показало: большинство живущих в нем семей (в среднем по пять человек) имеет заработок 45 рандов в месяц. Официальный же порог бедности определяется в 90 рандов!


Итак, голод и нищета. И соответственно болезни. Пятая часть детей поражена ревмокардитом, еще столько же — туберкулезом. Очень многие страдают от болезней, вызванных скудостью и однообразием растительной пищи. Маленьким африканцам в отличие от белых не делают прививки против кори, и потому увеличивается смертность. И это в Кейптауне, где, между прочим, есть лечебница для кошек и собак, принадлежащих белым богачам, фешенебельное заведение! В ЮАР гораздо большая удача родиться кошкой белого хозяина, чем ребенком черных.


А между тем ЮАР — богатая, очень богатая страна. Она базирует свое финансовое могущество на золоте, по добыче которого занимает в капиталистическом мире первое место. И первое же место — по добыче платины, ванадия, марганца. Газета «Вашингтон пост» недавно писала: «Мы зависим от ЮАР в том, что касается важных для США поставок хрома, ванадия и других минералов. С точки зрения стратегической было бы безумием потерять это сырье».


Рекой текут в банковские сейфы Претории миллионы рандов. И еще миллионы долларов, фунтов стерлингов, франков и марок оседают в банках Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Рима, Бонна — конечно, на счетах все тех же белых, эксплуатирующих труд африканцев.


Живя за счет местного населения, расисты ЮАР полагают, что африканцев в стране «слишком много». По этой логике, высокая смертность детей не только «естественный», но и «лучший» регулятор численности африканцев в стране, годящихся «расе господ» лишь как дешевая рабочая сила на фермах, в рудниках и плантациях.


Школа не учит черного ребенка — она лишает его возможности получить знания, равные с теми, которые доступны белому. Преподавание как по содержанию, так и по форме направлено на закрепление политического и экономического господства расистов. Так, в начальной школе, где оно ведется на местном наречии, на языке племени, английскому языку учат плохо, и потому в старшей школе, где некоторые предметы ведутся только на английском языке, ученику-африканцу приходится очень трудно...


Один из столпов апартеида, Фервурд, в свое время сказал откровенно: «Какая польза обучать африканца математике, если он не сможет применить ее на практике?» Этот циничный принцип до сих пор определяет всю систему образования коренного населения.


Другая цель, которую преследуют расисты, — разобщение населения. Сейчас в ЮАР четыре типа школ: для белых, для цветных, для азиатов и для африканцев.


Если в 1968 году затраты на одного учащегося африканца были в 15 раз меньше, чем на белого, то в 1982 году — в 25 раз. Неудивительно, что 75 процентов школьников оканчивают только первый класс и лишь 2 процента от общего количества поступивших в школу завершают свою учебу в восьмом.


Поступить в высшее учебное заведение вообще невероятно трудно. Детям коренного населения разрешено учиться только в некоторых вузах и совсем не разрешено на факультетах физическом, математическом, химическом, социально-политических наук. Впрочем, и диплом в руках африканцев далеко не всегда открывает им возможность работать по специальности. Многие выпускники университетов вынуждены пополнять и без того огромную армию безработных африканцев - граждан ЮАР.


По сути, у каждого африканца есть два пути в жизни: подчинение и борьба. И они борются. Они с гордостью говорят о Соуэто, пригороде крупнейшего промышленного центра ЮАР Йоханнесбурга, ставшем символом для сражающихся за свои права.


В Соуэто проживает свыше миллиона людей с черной кожей. Именно здесь семь лет назад произошло крупнейшее их выступление против власти расистов. Причем застрельщиками были дети, подростки. Они протестовали против того, что их заставляют изучать ненавистный им язык африкаанс, на котором говорят потомки голландских колонизаторов, — язык угнетения, символ рабства и дискриминации.


Тысячи несовершеннолетних содержатся в тюрьмах, в том числе и в самой ужасной из них — на острове Роббен. Индрис Найду, один из ее бывших узников, писал в книге «Остров в цепях»: «Здесь царила атмосфера гитлеровского концлагеря». И если за тюремные стены в метр толщиной, за решетки с прутьями диаметром в четыре сантиметра бросают детей — это не только нечеловеческая жестокость. Это и нечеловеческий страх обреченных историей.


Анатолий ЖИГУНОВ, соб. корреспондент АПН — специально для «Крестьянки».


Журнал "Крестьянка" № 6 1983 г.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Мои статьи | Просмотров: 2791 | Автор: Сандро | Дата: 31-08-2010, 04:13 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Февраль 2021 (4)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (8)
Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •