Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
Спектакль на два вечера
ОКОЛО семи лет назад целый актерский курс Ленинградского театрального института отправился на родину писателя Федора Абрамова, в деревню Веркола. Результатом стал студенческий спектакль, сыгранный в Учебном театре, «Братья и сестры», высоко оцененный самим писателем, А потом многие из студентов стали артистами Малого драматического театра и уже на профессиональной сцене с тем же режиссером Львом Додиным показали спектакль по последнему роману Ф. Абрамова «Дом», идущий с большим успехом.


И вот — новая встреча с прозой Федора Абрамова. В ленинградском Малом драматическом театре поставлена Львом Додиным сценическая дилогия «Братья и сестры» по мотивам известной эпопеи. Два спектакля, «Встречи и разлуки» и «Пути-перепутья», идут два вечера подряд, раскрывая перед зрителями картины нелегкой военной и послевоенной жизни пинежского села Пекашино.


Оба спектакля начинаются с кинофрагментов. Экраном в обоих случаях служит стена из плотно пригнанных друг к другу бревен. На этом выщербленном топором, непогодой и временем экране оживают суровые черно-белые кадры военной кинохроники, запечатлевшие и тяжесть страданий, и неподдельную радость Победы. В начале второго спектакля перед нами — безмятежно радужные кадры «Кубанских казаков». Медленно поднимается вверх бревенчатый экран-занавес, а за ним, будто на большой фотографии, застывшие лица пекашинцев. Кино забыли выключить, и сыпучие горы зерна проецируются прямо на лица изголодавшихся людей.


Голодные, тяжелые годы, с болью утрат, с непосильной работой, не позволяющей расслабиться, подумать о личном счастье. Оно только мерещится героям: то вдруг пригрезится Михаилу Пряслину его свадьба с Варварой, то в финале первого спектакля шумно и неожиданно вернутся к овдовевшим пекашинским женкам их погибшие мужья, то, словно сойдя с экрана, в вальсе закружит Лизавету вырядившийся в кубанку Егорша.


Эти мгновения сказочны, несбыточны. И песня, и смех, и пляски, и радость здесь как-то неожиданны, вперемешку со слезами. Они тонут в тягучих паузах, в молчаливой тишине. Лишь слышен далекий журавлиный крик, несущийся из-под самого купола невидимого нам неба...


Театр неспешно погружает нас в свой мир. Герои, словно переживают не сценическое, а реальное время. Из абрамовской Верколы пришел на сцену театра неповторимый и яркий народный строй речи, особый пинежский говор, пришли песни, частушки и причитания, которые органично и естественно зажили в спектакле.

Художник Эдуард Кочергин нашел простой и емкий сценографический образ спектакля: своеобразный бревенчатый занавес, который превращается то в стену дома, то в его крышу, а то и просто взмывает к колосникам сцены. В зрительный зал распахиваются ворота, что на околице села, и весь пекашинский мир открывается нам навстречу с его радостями и горестями.


Одна из удач спектакля — образ Михаила Пряслина, который создал молодой актер П. Семак. Крупный, рослый, чернявый, скуластый, с чуть узковатым разрезом глаз — взрослый ребенок, мужик с душой честной, открытой, но и наивной, по-юношески еще не определившейся. Он может крепко тряхануть Егоршу, может, как щенят, расшвырять баб, набросившихся на Варвару, но он же может и заплакать от обиды на несправедливость, совсем по-детски уткнуться в грудь пригрезившегося ему отца, словно прося защиты, опоры, совета. Кому, как не ему, знать цену тяжелого труда, заботы о близких, кому, как не ему, ощущать меру ответственности перед людьми.


Небезгрешен Михаил: ведь это он не поверил Тимофею Лобанову, огульно записав его в «дезертиры лесного фронта», это он черной неблагодарностью отплатил Анфисе Петровне за то, что спасла от смерти всю его семью, когда голодали в войну, когда остались без отца. Но душа его открыта для голоса совести.


Маленькая, хрупкая председательша Анфиса в исполнении Т. Шестаковой поначалу как-то не вяжется с абрамовским образом женщины, которая на своих плечах тянула колхоз в годы войны. Ей как будто недостает стати. Но живет в ней какой-то природный инстинкт добра, сострадания к людям. Потом придет другой председатель — Лукашин (арт. Н. Лавров), который будет разрываться между жалостью к людям и суровой необходимостью отдавать последнее стране. Положа руку на сердце можно ли корить их, председателей, за суровую, полную лишений послевоенную жизнь? Но боль за людей Анфисы и Лукашина становится болью зрителя.


Мечта и завет Федора Абрамова — чтобы люди жили по совести. Правда и совесть — вот, что будоражит наши души на этом спектакле.


Ал. ЧЕПУРОВ


Литературная газета № 17 (5031) 24 апреля СРЕДА 1985 г.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Литературная газета | Просмотров: 2641 | Автор: platoon | Дата: 29-11-2010, 11:26 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Февраль 2021 (4)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (8)
Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •