Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
Звенья памяти
Об Александре Дымшице—критике и человеке

ИМЯ АЛЕКСАНДРА ДЫМШИЦА, которому в этом году исполнилось бы 75 лет, хорошо известно: на протяжении десятилетий он был активнейшим участником художественного процесса. Широта общественных интересов, темперамент бойца, полемиста, блестящая научная эрудиция— эти качества определяли его облик, плодотворную его деятельность критика, литературоведа, искусствоведа, публициста.

Жизнь А. Дымшица в литературе продолжается. Его произведения переиздаются, находят своего читателя, его мнения, оценки уважительно воспроизводятся в трудах коллег.

Самым крупным, посмертным изданием явился недавний двухтомник «Избранные работы» («Художественная литература»). Сюда вошли работы разных лет, касающиеся как текущих литературных событий, так и прошлого русской литературы, литературы народов СССР, вошли главы из книг «К. Маркс и Ф. Энгельс и немецкая литература» и «Нищета советологии и ревизионизма». Это — первый том издания. Второй целиком отведен под мемуарную книгу «Звенья памяти». Двухтомник составлен Г. Я. Снимщиковой, женой, литературным соратником Александра Львовича, составлен так, чтобы, как отметил во вступительной статье Д. Затонский, и содержанием, и, самой своей архитектоникой послужить «чем-то вроде зеркала всего наследия А. Л. Дымшица, даже зеркалом характера Дымшица-человека».

Творчество и характер человека... А. Дымшиц действительно принадлежал к литераторам, чьи сочинения неотделимы от качеств личности, от целостного мира убеждений. Он был редкостно разносторонен в своих интересах, увлечениях, работал во многих, порой тематически весьма далеких друг от друга направлениях. Но он был и завидно последователен в отношении я искусству, в методологии познания его общественных, исторических закономерностей. Он всегда ощущал себя партийным литератором, пропагандистом, и интересы советского, социалистического искусства оставались доминантой его трудов, писал ли он непосредственно о современности, исследовал ли с ее позиций историю литературы и эстетики.

Конечно, как и у всякого критика, открытого «злобе дня», высказывающегося по острым, что называется, на глазах возникающим проблемам, у А. Дымшица бывали суждения, оказавшиеся принадлежностью лишь своего времени. Но если иметь в виду главное, составившее линию творчества (она, еще раз скажу, удачно отражена в двухтомнике), то очевидным становится, отчего опыт А. Дымшица является достоянием критики сегодняшней.
Впечатляет, в числе других качеств, его способность диалектически интерпретировать художественные явления, владеть, как он говорил, «шкалой значений». Решительно отвергая всеядность, снисходительность к идейно-эстетическим срывам, он в то же время руководствовался убеждением, что надо быть «хозяйственным» в обращении с духовными ценностями, поддерживать и в самом противоречивом художественном явлении тенденции, представляющиеся перспективными, гуманистически, социально содержательными. Так стремился он анализировать новое в советской литературе. С таких позиций участвовал, к примеру, в спорах о модернизме — выступал за то, чтобы решительное неприятие модернистского метода сочеталось с дифференцированным подходом к творчеству конкретных художников западного мира, горячо доказывал: не следует бездумно расширять пределы модернизма, отдавая ему то, что объективно принадлежит реализму. Мы должны, писал А. Дымшиц, «увлекать за собой все живое, все творческое. Такова одна из исторических обязанностей искусства социалистического реализма, всех тех, кто ему служит».

Время не раз предоставляло Александру Дымшицу возможность совершать поступки, в которых реализовывались его гражданские убеждения, его качества человека и литератора. Он был боевым политработником: блокадного Ленинградского фронта. В первые послевоенные годы молодым еще человеком, служил начальником отдела культуры в Советской Военной Администраций в Германии, л по многочисленным волнующим свидетельствам немецких товарищей исполнял ответственные обязанности с целеустремленностью и величайшим тактом; с ясным пониманием того, что именно сейчас закладываются основы новой, демократической культуры, тесного сотрудничества ее с культурой советской. Эта работа, как и последующая деятельность Дымшица в качестве авторитетного ученого-германиста, благодарно помнится. Именем «геноссе Дымшица» названа школа в Лойкерсдорфе, поселке близ Карл-Маркс-Штадта, ее учащиеся заботливо пополняют экспонаты мемориальной комнаты. Об особых заслугах Дымшица, одного из советских «офицеров по культуре», говорил Эрих Хонеккер, выступая на встрече с деятелями культуры и искусства в связи с 35-летием республики.

Международная значимость деятельности А. Дымшица, интернационалистская ее направленность — это тоже сегодняшнее наше достояние.

«Всякое было в жизни — радости были и горести. Жил я — как положено советскому человеку — в труде. И, как советский человек, не прятался от трудностей и испытаний, которые постигали мою страну, народ мой». Так сказано в исповедальном авторском послесловии к «Звеньям-памяти», книге, рисующей время в человеческих портретах, а вместе с тем, конечно же, представляющей собой и портрет самого мемуариста. Человек твердый, но в то же время удивительно доброжелательный, деликатный, обаятельный в общении, А. Дымшиц искренен и точен в рассказах о людях, с которыми встречался на жизненных дорогах, был связан узами дружбы. Характерна такая особенность «Звеньев...»: речь а них идет и об известнейших деятелях культуры (среди них, к примеру, А. Толстой и Фадеев; Таиров и Вишневский, Зощенко и Чуковский, Брехт и Андерсен-Нексе), и о людях, чьи имена более скромны, подчас и не слишком известны. Автор хорошо объяснил принцип, которому следовал: герои книги — те, кто обогатил современников своим творчеством, те, кто исповедовал активное добро. «Я написал именно о таких людях — больших или меньших, но таких».

«Один из многих духовно обогащенных ими, я безгранично обязан тем, про кого рассказываю». «Книгой благодарности» называет А. Дымшиц свою книгу.

Благодарная память... Она неотделима от чувства традиции, от восприятия предшествующего духовного, культурного опыта как силы плодотворной, действенной, действующей.

М.СИНЕЛЬНИКОВ

Литературная газета № 17 (5031) 24 апреля СРЕДА 1985 г.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Литературная газета | Просмотров: 3166 | Автор: platoon | Дата: 29-11-2010, 11:05 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Февраль 2021 (4)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (8)
Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •