Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
{mainlink_code_links}
Статистика
Яндекс.Метрика
{mainv}
Стержень прогресса - классный специалист
Высшая школа должна обеспечивать потребности народного хозяйства в квалифицированных кадрах. Об условиях, необходимых для решения этой задачи размышляет академик-секретарь отделения геологии, геофизики и геохимии Академии наук СССР Б. СОКОЛОВ в беседе с корреспондентом «Литературной газеты».


- Борис Сергеевич, проект Программы КПСС в новой редакции обращает особое внимание на необходимость совершенствования системы народного образования, в том числе — и высшего. Есть основание утверждать, что это — одна из острейших проблем нашего времени. Будучи сибирским корреспондентом «Литературной газеты», я часто встречаюсь с геологами, бываю в геологических и геофизических партиях и регулярно выслушиваю жалобы «работодателей» (так называют геологов в районах пионерного освоения) на несовершенство техники и аппаратуры, методов и методик поиска, на бездорожье и прочие «без...», к которым практики хоть и привыкли, но с которыми мирятся все труднее. Это жалобы типичные, к ним уже и относишься как к жалобам на погоду — что, дескать, поделаешь, подождем солнышка...


Но в последние лет семь-восемь появилось что-то новенькое, и это новенькое тревожит и беспокоит гораздо больше, чем недостаток, например, вездеходного транспорта: уходит «качественное» поколение работников, а приходящее им на смену пополнение мало кого радует. Жалуются не на отсутствие опыта у молодых (это естественно, и опыт — капитал наживаемый), и на профессиональную некомпетентность, неразвитость чувства ответственности, неумение самостоятельно принимать решения... Вам доводилось такое слышать! Вы эти тревоги разделяете?


— Именно эта проблема как раз сейчас меня и беспокоит больше всего. Стержень научно-технического прогресса, который сегодня так заботит наше общество, — «человек образованный», и ничего из прогресса не выйдет, кроме очковтирательства, если у его руля будут стоять люди необразованные, некомпетентные, недоучки. Я и сам выслушивал не раз от представителей Министерства геологии сетования на выпускников наших вузов: работать не умеют, думать не умеют, решать не умеют, творческая самостоятельность нулевая... 


Но спросим себя — а кто их этому учил? Вот мы решились наконец на реформу среднего образования. Не все получается, не все идет так, как хотелось бы, однако в средней школе хоть что-то исправляется.


(Хотя, признаться, для меня реформа средней школы — это в известном смысле возвращение к прошлому. Реальное училище в Вышнем Волочке было преобразовано в единую трудовую школу с профессиональным уклоном, эту самую школу я и кончил в двадцатые годы. Занимались мы тогда по знаменитой системе Дальтон-плана, которая везде называлась бригадным методом. Механика простая: пять «лбов» сдают преподавателю экзамен, отвечает бригадир, а отметка ставится всем.


У нас при той же системе, было наоборот: если хоть один из пяти чего-то не знал, всех пятерых гнали в шею. Так старые преподаватели наполняли новую форму своим содержанием... Но тип обучения в школе был почти вузовский: вводная лекция, задания на две недели, потом — экзамен. И одновременно — профессиональное обучение по «уклону» школы. Я, например, кончив среднюю школу, имел одновременно два диплома — чертежника-деталировщика и электромонтера. И, прежде чем поступить в вуз, зарабатывал себе рабочий стаж в качестве электромонтёра. Поэтому средняя школа, дающая человеку, еще и какую-то специальность,— это в известной мере возвращение к уже пройденному нами этапу в ленинские и ранние послеленинские времена.


Тогда нам во что бы то ни стало нужна была своя научно-техническая интеллигенция, и ее требовалось готовить быстро. Теперь мы обеспокоены не столько количеством специалистов — хоть какие, да свои! — сколько их квалификацией. И тот же метод политехнизации школы представляется нам продуктивным...)


А вот высшее образование никакой перестройке не подвергается, хотя, на мой взгляд, нуждается в коренном повороте к качеству своего «конечного продукта» — современного специалиста.


В своих рассуждениях буду обращаться к опыту близких мне геологических факультетов — в университетах и горно-геологических институтах, хотя происходящее здесь, видимо, достаточно типично для всего нашего высшего образования.


Начну как будто бы с частных процессов. Существуют (еще существуют!) так называемые малочисленные кафедры. Министерству финансов — а образование жестко контролируется а именно Минфином — почему-то удобнее иметь большие кафедры. И есть тенденция объединения кафедр.

Недавно в Ленинградском университете объединили кафедры исторической геологии и палеонтологии. Это была последняя кафедра палеонтологии в системе Минвуза РСФСР. Я взбунтовался — пожаловался министру. Решение отменили. Но другие-то малочисленные кафедры под угрозой! Что это означает? Глубокое непонимание того, что фундаментальное образование дают как раз кафедры «маленькие», а большие только и способны выпускать недоучек, полузнаек, неграмотных всезнаек, потому что вся деятельность больших кафедр развивается под флагом количества, они должны справиться с «потоком», им некогда вглядываться в лица, взращивать индивидуальность...


— Но ведь не только в «малочисленных» кафедрах суть «поворота к качеству» в нашем высшем образовании? Точнее, не только в них?


— Конечно. Я буду сейчас резок, но, полагаю, эта резкость оправдана самим положением, сложившимся в высшей школе. Мне представляется, что концепция нашего образования в его нынешнем виде опирается на два априорных убеждения: профессор — недобросовестный человек и студент — тоже. Профессора надо контролировать часовой нагрузкой, то есть он должен иметь 600—700—800 часов активной и фиксируемой деятельности (и никого не интересует, сколько времени он тратит на подготовку лекций, — думаю, столько же, если не больше), отвечая при этом и за воспитательную работу: обязан ходить вечерами в общежитие и смотреть, чем его студент занят, с кем «дружит», что на ужин пьет — компот или... Жулика-студента надо заставлять посещать все лекции без разбора, независимо от того, нужны они ему или нет, интересны или не очень.


Количество людей со степенями и званиями в вузах действительно велико, но это не ученые, а замотанные учителя высшей школы, от которых так же трудно ждать ощутимого влияния на «прогресс» (если понимать под ним формирование прогрессивных личностей) как и от сборщика на конвейере — полета фантазии.


Надо ли удивляться, что мы выпускаем много очень средних, а иногда и просто плохих специалистов?

Как же осуществлять коренной «поворот к качеству»?


Надо в принципе изменить отношение к профессорско-преподавательскому составу: пора перестать видеть недобросовестного человека в преподавателе высшей школы! (Недобросовестные среди них есть и будут, но систему на такой посылке строить нельзя!) Что я под этим понимаю? Нельзя контролировать работу профессора почасовой нагрузкой. Преподаватель вуза должен быть загружен серьезными научными разработками и втягивать в них студентов хотя бы с третьего курса. Обучение должно состоять не из обязательного посещения лекций по всему набору расписания, а из совершенно обязательных лабораторных работ, выполняемых на современной аппаратуре. Все, что можно прочитать — хорошие учебники, специальные монографии, статьи по рекомендованным спискам, — студент должен прочитать сам и сдать профессору в какие-то обговоренные сроки. И главное в перестройке высшего образования — сочетание обучения с научной, научно-производственной работой. Вот тогда, мне кажется, мы бы не имели недоучек и наука и производство получали бы действительно подготовленных к профессиональной деятельности, людей.


Читать лекции по шесть часов в день — труд изнурительный и малоблагодарный. Два часа в неделю и какие-то часы в беседах, на семинарах, в дискуссиях с коллегами и студентами — вот, на мой взгляд, «форма существования» профессора вуза. Такая организация учебного процесса и давала бы студентам возможность развивать навыки самостоятельной работы.


— Возможна ли такая «академическая роскошь» для всей огромной системы высшей школы?


— Дифференциация вузов — это серьезная сторона вопроса. Университетов у нас расплодилось много — чуть ли не в каждой области университет. Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо, что тюменцу или красноярцу можно получать университетское образование «дома». Плохо, что один и тот же диплом получает и выпускник столичного, и выпускник периферийного университета — ведь это все-таки не одно и то же.


Думаю, что вместе с дипломом студенту можно было бы выдавать и матрикул, из которого было бы видно, кто его все-таки учил. Чтобы марка Учителя «стояла» на нем на веки вечные. Ученик какого-то Куделькина или ученик Вернадского — есть разница?! А пока авторитет Учителя ни для специалиста, ни для того, кто его нанимает на работу, не имеет никакого значения. В отделе кадров у вас никогда не просят: «Вы у кого учились? Чьи лекции слушали? С кем в экспериментах участвовали?» На это и внимания никто не обратит. А вопрос — у кого учился? — коренной вопрос.


И, конечно, совершенно безобразна действующая система оценки деятельности кафедры или факультета по успеваемости студентов. Ее надо немедленно отменять как вредную. Сейчас в выигрыше-то оказывается тот, кто нетребователен к своим ученикам. Он наставил всем пятерок — и все вокруг им довольны. А тот, кто требует от студента знаний, гонит лодыря в шею, всем неудобен, он на плохом счету, от него стремятся избавиться, потому что он своей требовательностью портит «картину» факультету и кафедре. Какое тут «качество» образования?!


У нас есть хороший пример — Новосибирский университет. Я считаю, что это уникальное учебное заведение.


Тут, по существу, реализована старая петровская идея: университет — при академии, при университете — гимназия (в нашем варианте — физико-математическая школа). Что здесь хорошо? Университет находится в научном академическом центре, и тут практически каждая кафедра, каждый факультет прикреплены к соответствующему институту. И если в Европейской части страны, даже в давно сложившихся академических центрах, на одного преподавателя в лучшем случае приходится 14—15, а то и 20 студентов, то здесь соотношение всегда может быть один к одному. Есть великолепная возможность индивидуальной подготовки специалистов. Студент, избравший специализацию, всегда может найти себе наставника — для начала в лице младшего сотрудника, потом и академика, который с удовольствием будет с ним заниматься. Такого в нашей стране почти нигде больше нет.


Но, к сожалению, и Новосибирский университет не свободен от ведомственного диктата — здесь тоже читают по часам и тоже время от времени «объединяют» кафедры...


— Хотя близость научного центра, «сращение» науки и образования корректируют общие закономерности в лучшую сторону, тем не менее вы знаете, Борис Сергеевич, что в этом году конкурса на «ваш» факультет в Новосибирском университете почти не было?


— Это — увы! — для меня не новость. Наука в целом теряет привлекательность в глазах молодежи. Не только геология от этого страдает — повторяю, наука в целом. Популярны журналистика, экономика, торговое дело, а наука непопулярна, научная деятельность непривлекательна, хотя это ничем не ограниченная свободная поисковая творческая деятельность! И я думаю, что работа высшей школы «по часам», в рамках обязательных лекций, обязательных мероприятий и т. д., тоже в немалой степени повинна в такой ситуации: вуз в его нынешнем виде не прививает вкуса к творческой жизни...


«Штучный» принцип в «изготовлении» специалистов — настоятельное требование научно-технического прогресса.


— Читает эти строки какой-нибудь «замотанный учитель» высшей школы и думает про себя: хорошо ему, академику».


- Но академик начинался когда-то с электромонтера. Ему повезло с хорошими учителями...


беседу вела 3. ИБРАГИМОВА


"Литературная газета", № 46(5060), 13 ноября , среда, 1985 г.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ, Литературная газета | Просмотров: 3182 | Автор: platoon | Дата: 5-11-2010, 13:53 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Архив записей

Февраль 2021 (4)
Январь 2021 (6)
Декабрь 2020 (8)
Ноябрь 2020 (7)
Октябрь 2020 (7)
Сентябрь 2020 (15)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2020 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •