Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
И художник, и строитель домов...
О. Воронова, А. Кулешов

Суровый берег, словно поросший огромными валунами-моренами. Дышащая холодом кристально чистая вода, отражающая свинцово-серые тучи и остроконечные синие горы. Палатка, укрепленная от ветра камнями и веревками. И человек с натянутым на подрамник холстом оглянувшись на палатку, он уходит писать пейзажи. «Художник в Гренландии» — назвал это полотно Рокуэлл Кент.
 
Еще одно походное жилище — на этот раз сложенное из тяжелых круглых бревен в хвойном лесу. Перед домом — вековой пень с воткнутым в него топором. Дом этот на Лисьем острове у побережья Аляски был срублен самим Кентом. Восхищаясь «неограниченной свободой для трудолюбивых рук человека и полета его духа», он почти в полном уединении прожил там долгую северную зиму: учил восьмилетнего сына, писал картины и книги.
 
Однажды его спросили, как он совмещает деятельность художника и писателя. Ответил: «Потребность писать книгу или картину возникает как бы от разных толчков и событий моей жизни... У меня всегда были идеи для картин и идеи, которые должны были быть выражены словами... Я всегда любил приключения и размышления о них».
 
Гренландия и Аляска — лишь малая часть путешествий Кента. Он изъездил Соединенные Штаты, свою родину, жил на островах Ньюфаундленд и Пуэрто-Рико, побывал на Огненной Земле, посетил Ирландию, Англию, Францию, Швецию, Чехословакию, гостил в Советском Союзе — в Москве, Ленинграде, Киеве, Гурзуфе, плавал по Волге. В некоторых из этих путешествий ему пришлась проявить немало мужества, находчивости и смелости — он проплыл в лодке вокруг мыса Горн, его шхуна, попав в шторм, затонула среди плавучих льдов у берегов Гренландии. «Плыть по морям, которых нет на карте, следовать изгибам девственных берегов — вот жизнь, достойная мужчины!» — восклицал художник. И все же путешествия привлекали его не приключениями и не возможностью помериться силами со стихиями. Они помогали ему увидеть и понять мир, насытить душу образами, знаниями, чувствами. Каждое из них приносило свои плоды — книги, рисунки, картины. Три поездки и две зимовки в Гренландии породили «Саламину» и «Курс норд бай ист», книги о жизни эскимосов и о том, что было пережито Кентом во время и после кораблекрушения; зима на Лисьем острове — повесть «В диком краю», по свидетельству английской критики, «наиболее значительную» книгу, написанную после «Листьев травы» Уитмена; плавание к Огненной Земле — «Плавание к югу от Магелланова пролива»; поездки в Европу и Советский Союз отражены в очерках «О людях и горах». Есть у него и брошюра о графике («Как я делаю гравюру на дереве»), и книга о жизни США в тридцатых годах («Это мое собственное»), и большая автобиография, название которой заимствовано из негритянского гимна: «Это я, господи». Все они полны живых описаний, метких наблюдений, все они оформлены и иллюстрированы самим автором.
 
И таким же дневником жизненных странствий являются полотна Кента. Пейзажи Соединенных Штатов — сурового штата Мэн и залитых солнцем холмов Массачусетса — сменяются видами Аляски и Огненной Земли; им на смену приходят лирические зелено-голубые ландшафты Ирландии и фантастически прекрасные, хотя и безлюдные, гренландские. А еще через какое-то время на картинах появляются канадские горы и североамериканские, Адирондакские,— к старости художник купил там ферму, на которой и прожил не один десяток лет.
 
В чем достоинства книг Кента? В заинтересованности и поэтичности повествования, в умении сдержанно, даже скупо рассказывать о прекрасных землях и сильных чувствах, в презрении ко всякого рода внешним эффектам. В чем достоинства его картин? В том же самом — в ясности духа и высокой простоте языка, в правдивости воссоздаваемого, во взволнованности авторской интонации.
 
Сент-Экзюпери утверждал: прежде чем писать, нужно жить. Эти слова могут быть полностью отнесены к Кенту. Он жил одновременно десятью жизнями: он был не только художником и писателем, но и фермером, строителем, плотником, рыбаком, штурманом, коком, керамистом, архитектором, исследователем далеких стран, корабелом — он сам построил и оснастил свою шхуну, сам водил каяки и собачьи упряжки. «Я подозреваю, что он вовсе не личность, а некая Организация — возможно, Соединенные и Объединенные Предприятия Рокузлла Кента»,— писал один из критиков.
 
Нам в Советском Союзе повезло: большинство книг Кента переведено на русский язык (с сохранением его иллюстраций), большинство его картин находится в наших музеях. После выставки 1960 года в Москве он безвозмездно передал в дар советскому народу около девятисот работ. Приезд Кента в СССР, его встреча с советским искусством были для него таким же счастливым обстоятельством, как и для нас. Он был избран почетным членом Академии художеств СССР, награжден Международной Ленинской премией за укрепление мира между народами, на его первой выставке у нас, прошедшей в Москве, Ленинграде, Киеве, Риге и Одессе, побывало более полумиллиона зрителей. «За один год в десять раз больше, чем на всех выставках, вместе взятых, за всю мою предыдущую жизнь»,— писал он. Люди толпились вокруг старого мастера (Кенту в это время было уже около восьмидесяти лет), просили автографы, говорили о том, какие горячие чувства будят в них его произведения, художники дарили ему свои работы. А после выставки началось паломничество советских живописцев, скульпторов, графиков на Север — изучение Чукотки, Камчатки, Таймыра. Некоторые, как и он, старались рассказать об увиденном — средствами не только изобразительного искусства, но и литературы. Вспомним хотя бы москвича Александра Белашова, своей скульптурой создавшего добрую сагу о северных животных, или ленинградца Андрея Яковлева, прожившего на Чукотке долгое время, написавшего целый цикл картин о чукчах и книгу «Какомей».
 
Кент не был первооткрывателем северного пейзажа. Его опередил русский мастер Александр Борисов, ученик Куинджи, еще в конце прошлого века поселившийся на Новой Земле и писавший при тридцатиградусном морозе. В начале XX века его выставки с триумфальным успехом прошли по Европе и Америке. Но полотна Борисова трагичны. Север же Кента — это страна удивительной красоты, воли к жизни и мужества. Мы не знаем, видел ли он картины или хотя бы репродукции с картин Борисова. У него свой самобытный почерк, свое неповторимое видение мира. Север Кента — это четкие силуэты гор, тесно обступивших зеркальную гладь фиордов («Фиорд в Северной Гренландии. Осень»), это медленно плывущие по холодной воде глыбы льда («Гренландцы. Близ Годхавна»), это высоко поднимающиеся над землей голые, пастельно-розовые скалы, кристальная прозрачность воздуха и фантастические оттенки готового замерзнуть моря. Это бирюзовые и бледно-изумрудные айсберги, сверкающие белизной при свете луны вершины гор, небо, полыхающее северным сиянием, то глухо пламенное, то жемчужное и нежное. Умение написать полотна в каком-либо определенном тональном ключе, показав при этом все бесконечное разнообразие оттенков цвета природы, точность построения планов, строгая архитектоника пространства, продуманная четкость композиции и вместе с тем неослабевающая способность испытывать восхищение перед миром и жизнью — вот особенности кентовского стиля. Глубоко реалистического, жизненно достоверного. «Романтизм в моем толковании,— говорит он,— это приподнятое, возвышенное отношение к жизни, природе. Реализм я понимаю не как буквальное копирование природы, реальной жизни, а как изображение ее в наиболее интенсивной, эмоциональной форме».
 
Мы считаем высшей похвалой для пейзажиста, если, рассказывая о каких-либо полотнах, прибавляем вместо эпитета фамилию автора: нестеровский пейзаж, левитановский пейзаж. Такую же похвалу должно воздать и Кенту — кентовский пейзаж существует, он вошел и в историю искусства и в наше сознание.
 
Кентовский пейзаж не безлюден. Он населен охотниками, рыбаками, женщинами, ждущими возвращения мужей из океана, эскимосами, осторожно и ловко ведущими каяки среди плавающих айсбергов. Для художника не существует деления на цивилизованные и нецивилизованные народы, он искренне восхищается добротой, выдержкой и прямодушием гренландцев (известно, что он доверил сына своему другу-эскимосу, и тот два года воспитывал мальчика). Человек и природа для него взаимосвязаны. Рядом с человеком находятся его верные помощники собаки, в одном мире с ним живут лошади, олени, зайцы, тюлени, белки. Все изображенные им животные прекрасны и благородны; поэтому такие картины, как «Смерть оленя», становятся особенно актуальными в наши дни, когда бездумно вырубаются леса, загрязняется нефтью Мировой океан, уничтожаются места, где могли бы жить животные, когда уже становится ясно, как важно, как насущно необходимо сохранить нашу планету обитаемой. «Смотрите, люди, как прекрасна земля, на которой мы живем,— писал Кент.— Любите ее так, как люблю я, и, любя, завоюйте право сделать ее своей, чтобы владеть и наслаждаться ею в вечном мире».
 
Большим и разнообразным мастером проявил себя Кент и в графике. Он работал в станковой графике — в области рисунка и ксилографии, делал плакаты и карикатуры, экслибрисы и издательские марки. «Гравюра удивительно отвечала всем особенностям моей художественной натуры,— рассказывал он.— Моей неспособности выделять так называемые полутона и полутени; моему пристрастию к солнечным, а не к пасмурным или туманным дням; любви к четкой, резкой линии; ясному восприятию явлений в противовес мистике; абсолютному, не знающему компромиссов реализму...»
 
Вершиной книжной графики художника считаются иллюстрации к монументальному роману Мелвилла «Моби Дик или Белый Кит». Исполненные в энергичной контрастной манере, они воссоздают не только авторский текст, но и настроение Мелвилла, для которого в истории одинокого капитана Ахава, преследующего гигантского белого кита, олицетворяется борьба с мировым злом.
 
Среди графических работ Кента есть очень злободневные. И «Европа 1946 года» (могучая, но скорбная женщина с устремленным вдаль взором, сидящая среди развалин) и изображение голубки, свившей гнездо в брошенном солдатском шлеме,— все это свидетельства общественной деятельности художника. Он исполняет плакаты в защиту детей республиканской Испании, сатирические рисунки, направленные против фашизма, гневно протестовал против войны США во Вьетнаме. Он был одним из инициаторов и авторов Стокгольмского воззвания, участником Первого Всемирного конгресса Движения сторонников мира (Париж — Прага 1949), делегатом Всемирного конгресса за всеобщее разоружение и мир (Москва, 1962), председателем Национального Совета американо-советской дружбы. «Сущность искусства заключается в том, чтобы утверждать любовь к жизни, и как следствие этого — мир»,— говорил он.
 
Его книги зовут к познанию мира, его картины прославляют добро и жизнь, его пример учит быть Работником на Земле — созидателем и творцом. «Рокуэлл Кент — вероятно, самый многосторонний человек, какой живет на свете»,— писал еще в 1937 году американский историк литературы Луис Унтермейер, утверждая, что со временем — и думается, что это время настало,— будет «создана сага о художнике и писателе, страннике и строителе домов», о человеке, который всю свою жизнь стремился к цельности и совершенству.

Журнал Юность № 6 июнь 1982 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
publ » Журнал "Юность" | Просмотров: 649 | Автор: johnny_gonzo | Дата: 27-03-2016, 19:25 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Апрель 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Архив записей

Апрель 2018 (21)
Март 2018 (29)
Февраль 2018 (12)
Январь 2018 (17)
Декабрь 2017 (22)
Ноябрь 2017 (14)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2018 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму
  •