Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
Снова на материк тайн
Наши интервью
Л. Хват
К берегам Антарктиды в ноябре прошлого года ушла 11 восьмая южнополярная экспедиция. Ее начальник Михаил Михайлович Сомов перед отплытием рассказывал мне об одной из увлекательных проблем современности — загадках великого белого материка.
...Впервые я встретился с Сомовым двадцать четыре года назад на борту ледокола, шедшего Северным морским путем из Мурманска в Тихий океан и обратно. К 30-летнему гидрологу стекались донесения с десятков научных полярных станций, транспортных судов, самолетов ледовой разведки. Сомов составлял прогнозы обстановки на трассе водной магистрали Арктики и часами пропадал в крохотной лаборатории судна.
Сложилось так, что после этого двойного сквозного плавания через пять полярных морен мы не виделись много лет. Имя молодого ученого временами появлялось в прессе. Он сроднился с Арктикой, ледовыми просторами, пробыл там долгие годы. Сомова назначили начальником дрейфующей станции «Северный полюс-2»: ее ученым выпало использовать и обогатить опыт Папанина. Ширшова. Кренкеля и Федорова, которые в 1937 году первыми применили новый метод изучения Центральной Арктики. Тринадцать месяцев работал Михаил Михайлович на «СП-2», уносимой ветрами и течениями в районе полюса относительной недоступности. Сомову присвоили звание Героя Советского Союза, он превосходно защитил кандидатскую и докторскую диссертации.
Мы встретились снова осенью 1955 года. Михаил Михайлович, начальник первой советской антарктической экспедиции, готовился к походу па загадочный материк, открытый в 1820 году русскими моряками-исследователями; они свершили бессмертный подвиг, пробившись в неведомый мир гибельных айсбергов, штормов, бесконечной пурги на небольших парусниках «Восток» и «Мирный». Сомов рассказал читателям «Юности» о зимовках, которые предстояло создать у побережья и в глубинных областях замерзшего мира, где не ступала нога человека. Пожалуй, никому, кроме «викинга XX века» Руала Амундсена, не приходилось длительное время путешествовать в высоких широтах Арктики и проникнуть в глубь шестого континента, думалось тогда.
Сомов и его товарищи вернулись с «земли тайн» в начале 1957 года: на антарктических станциях их сменили новые зимовщики. Михаил Михайлович занялся обобщением первых научных работ на ледниковом материке, помогал снаряжать очередные экспедиции, во главе которых стояли А. Ф. Трешников. Е. И. Толстиков и другие выдающиеся полярные исследователи. За эти годы он неоднократно побывал за рубежом. Где? Ответить легко: на всех шести континентах. Научные общества Великобритании и Швеции, членами которых были в свое время Роберт Скотт и Руал Амундсен, наградили Сомова почетными золотыми медалями.
И вот теперь Михаил Михайлович листает страницы «Юности» за 1955 год и, перечитывая то, о чем некогда рассказывал, улыбается:
— Как малы и неточны были познания об Антарктиде семь лет назад! Ученые шли туда, имея лишь общие представления о «стране Южного полюса» — так именовали шестой континент во времена русских первооткрывателей.
— Вероятно, сведения о нем очень расширились?
— Можно уверенно сказать, что за последние шесть-семь лет человечество узнало об этом материке больше, чем за всю предшествующую историю его исследований, и это достигнуто благодаря плодотворному сотрудничеству ученых разных стран,— продолжает Сомов.— Мы основали поселок и обсерваторию Мирный в начале 1956 года. Исследователи из двенадцати государств — Советского Союза. США, Великобритании, Франции, Норвегии. Австралии, Новой Зеландии, Аргентины. Чили, Бельгии. Японии и Южно-Африканского Союза — подняли над шестой частью света знамя науки, повели изучение материка, островов и южнополярных морей по обширной программе Международного геофизического года. Строились станции и городки. Ученые Полыни. Чехословакии, Мексики и других стран, не имевших своих баз в Антарктиде, сотрудничали с иностранными коллегами па их станциях. Начался обмен кадрами: советские исследователи работали на американских и австралийских станциях, откуда прибывали ученые на советские; бельгийцы трудились на французских...
Все эти события, о которых вспоминал мой собеседник, происходили еще до того, как международный договор определил будущее Антарктиды. Судьбу ее не столь давно решал выбор: быть этой «земле тайн» зоной мира и широкого сотрудничества ученых разных стран или превратиться в базу подготовки войны?
В середине тридцатых годов организатор американских антарктических экспедиций адмирал Бэрд писал, что шестой континент, коммерчески бесплодный, не играющий никакой роли для практических целей, то есть бизнеса, спокойно вошел в царство географии общим владением, как особая сфера влияния мировой науки. Но через десяток лет из США послышались другие песни: агрессивные адмиралы и генералы готовились сделать Антарктику полигоном для испытания различных видов оружия и снаряжения в суровых климатических условиях и тренировки личного состава. Командование военно-морского флота США известило о таких намерениях официально. Американские атомщики хотели испытывать в высоких широтах Антарктики ядерное оружие.
Хотя и не скоро, благоразумие и здравый смысл победили. Осенью 1959 года делегаты двенадцати стран собрались в Вашингтоне на первую международную конференцию, посвященную Антарктике. Сомов был одним из советских делегатов.
— Все участники конференции подписали договор, — рассказывает Михаил Михайлович.— Его первая, важнейшая статья говорит, что Антарктика будет использована только в мирных целях. Там запрещаются всякие милитаристские действия: сооружение военных баз и укреплений, проведение маневров, испытание любых видов оружия, в том числе атомные взрывы. Не допускается использование Антарктики в качестве «кладбища» каких-либо радиоактивных отходов. Свобода научных исследований не ограничивается... Ко времени конференции не оставалось никаких сомнений в успехах Международного геофизического года, и в договоре отмечено: совместные усилия многих государств и сотрудничество ученых разных стран дают возможность эффективно изучать огромные пространства материка при наибольшей экономии средств. Необходимо продолжать обмен учеными между экспедициями и станциями, планами и результатами исследований.
Антарктику официально признали зоной мира. И в этом, с точки зрения всех людей доброй воли, главнейшее достижение международной конференции...
— Читателям «Юности» интересно будет ознакомиться с современными представлениями о «земле тайн».
— Сто тридцать пять лет этот континент слыл необитаемым. Лишь изредка туда прибывали люди — несколько десятков — ив течение года, иногда двух лет работали на построенных ими зимовках. Нельзя же было считать их населением. Ныне в Антарктиде всегда находятся сотни людей, а во время геофизического года было больше тысячи. Однако необходима существенная оговорка: ежегодно население материка меняется целиком — на место прежних приезжают новые исследователи. Другая особенность в том, что Антарктида «оккупирована» только одной половиной человеческого рода, это единственный «мужской континент»...
Сомов рассказывает об успехах советских экспедиций. Им принадлежит честь открытия первых научных станций в глубине ледникового материка: раньше зимовки строили на побережье или островах.
— Наш санно-тракторный поезд вышел из Мирного на юг в апреле 1956 года.— вспоминает Михаил Михайлович. — Первую глубинную станцию мы основали в 375 километрах от главной базы и назвали «Пионерской». Метеоролог и альпинист профессор Гусев с тремя товарищами остался зимовать на высоте трех тысяч метров. Работы для всех оказалось с избытком. У них были продукты девяноста пяти наименований, увлекательные книги, шахматы и другие игры. За долгие месяцы четыре зимовщика ни разу не испытали гнетущего чувства одиночества, преследовавшего путешественников прошлых времен, даже когда в походах участвовали сотни людей. У исследователей «Пионерской» было могучее орудие — уверенная радиосвязь. Они ежедневно переговаривались с Мирным. А какую радость ощущали зимовщики, слушая Москву и Ленинград, голоса своих близких! Гусев и его товарищи знали: если потребуется, к ним из Мирного примчится самолет, доставит все необходимое, увезет в научный городок. Тепло встречали на главной базе глубинных зимовщиков «Пионерской»... Из Мирного мы часто беседовали с зарубежными коллегами, работавшими по соседству. Впрочем, представления о соседстве в Антарктиде своеобразные: за тысячу-полторы километров располагались ближайшие иностранные станции. Мы обменивались радиоконцертами, затевали шахматные турниры...
Двенадцать научных станций построили советские люди на материке за минувшие годы: «Оазис». «Восток-1». «Комсомольская». «Восток», «Советская». «Полюс недоступности». «Новолазаревская»... Больше двух тысяч человек участвовало в советских экспедициях. Добрая треть личного состава ранее работала на арктических зимовках, дрейфующих станциях. Морские группы ежегодно изучали южнополярные воды.
— Наши исследователи владеют первоклассной техникой — самолетами, вертолетами, мощными тягачами, надежной радиосвязью — продолжал Сомов.— Но природа Антарктиды не изменилась. Даже отлично вооруженным для борьбы со стихией людям очень трудно, а подчас невозможно устоять против леденящих ураганов, многосуточной пурги, переносить морозы, каких никогда еще не испытывал человек. Первой экспедиции пришлось выдержать в Мирном за год двадцать три урагана, главным образом в зимние месяцы. На поселок обрушивался ветер скоростью более тридцати метров в секунду, но, бывало, приборы отмечали вдвое большую силу ветра: он мчался с быстротой свыше двухсот километров в час! Представьте себе человека, вскочившего на крыло самолета, который несется с такой скоростью, хотя... вряд ли кто удержится там хотя бы секунду... Несравнимо труднее приходилось нашим товарищам, основавшим глубинные станции на высоте около 3 500 метров: «Восток», построенный в 1 400 километрах от главной базы, «Советская» и «Комсомольская». Ураганы здесь — частые гости, а люди жили и трудились при самой низкой температуре на всем земном шаре. До того в Антарктиде ниже 61.1 градуса мороза никогда не отмечали...
— Вот что Михаил Михайлович, вы рассказывали в ноябрьском номере «Юности» за 1955 год: «Возможно, это еще не «рекорд» для Антарктиды и там есть районы, близкие по температуре к Полюсу холода»...
— Это предположение подтвердилось, можно сказать, с лихвой... Долгое время Полюсом холода считали сибирские районы — Верхоянск и Оймякон, в верхнем течении реки Индигирки, где термометр иногда показывал 70 градусов мороза. Но выяснилось, что самые холодные места нашей планеты — в Антарктиде: на станциях «Восток», «Советская» и «Комсомольская» морозы достигали 80 градусов. Ученые станции «Восток» зарегистрировали абсолютно минимальные температуры поверхности Земли: 87.4 и 88.3 градуса ниже нуля! В такие морозы горючее, смазочные масла, металлы, резина теряют обычные свойства, бензин не загорается, сталь делается хрупкой, как стекло. Трудно передать ощущения человека на 80-градусном морозе, если к тому же непрестанно дует ветер, несущим мириады колючих ледяных кристалликов... Конечно, находиться при такой температуре на воздухе, даже в самой теплой одежде, разрешалось лишь минуты, но иные закаленные зимовщики пользовались «моционом» подольше. На прибрежные станции налетали ураганы скоростью до 250 километров в час. Могу с гордостью сказать, что наши полярные исследователи достойно выдержали все удары стихии.
— Как решился научный спор о строении Антарктиды: единый это материк или архипелаг?
— Некоторые ученые допускали, что она состоит из двух или даже большего числа крупных островов, но тщательные исследования убеждают: Антарктида — единый континент. Изменились представления и о ледниковом панцире, которым она скована. Семь лет назад я говорил вам, что толщина его превышает два километра. Наши исследователи обнаружили места, где толща ледникового щита больше четырех километров! Такие исполинские напластования нашли и американские ученые. Разведка показала, что кое-где четырехкилометровые белые гиганты покоятся на скальном основании, лежащем ниже уровня моря. Ледяной панцирь Антарктиды занимает большую площадь, нежели вся Европа, объем льда континента — около 30 миллионов кубических километров. Если бы эта масса растаяла, уровень Мирового океана поднялся бы на десятки метров, затопив портовые города и многие прибрежные равнины. Но такая опасность человечеству не угрожает...
Все это ученые разведали не только па станциях, но и во время санно-тракторных походов, воздушных рейсов.
— Почти двадцать тысяч километров прошли по ледникам наши гусеничные поезда, — рассказывает Михаил Михайлович.— В 1958 году они одолели путь от Мирного до Полюса недоступности, а следующим летом — до Южного полюса. Исследователи располагают могучими тягачами-лабораториями — снегоходами «Харьковчанка» с 500-сильным двигателем. Ширина гусениц этой машины — около метра. В кузове восемь спальных мест. Отсек водителей оборудован радионавигационными приборами. Смотровые стекла снабжены обогревателями. На снегоходе смонтированы радиостанции ближнего и дальнего действия, пеленгатор, есть помещение для научных работ, электрокухня, шкаф, где сушится одежда, — словом, все удобства. Двигатель можно ремонтировать, не выходя из помещения и получая энергию от вспомогательного. Однако рыхлый снег — злой враг антарктических путешественников прошлого — мешает и нашим тягачам: в среднем они проходили не больше пятидесяти километров за день. С теплым сочувствием вспоминали наши полярники молодого инженера Бернарда Дэя,
столько трудов положившего в экспедиции Роберта Скотта полвека назад, чтобы исправно работали мотосани на гусеницах — предки современных тягачей. Пятьдесят тысяч килограммов буксирует «Харьковчанка», заменяющая полтораста собачьих упряжек.
Сомов с восхищением рассказывает о работе авиации:
— Много дальних рейсов совершили наши летчики в сложнейших условиях. С их помощью геологи проникли в глубь Земли королевы Мод и обследовали около трети расположенной там горной страны. Советские ученые открыли больше 300 крупных горных хребтов, плато и долин, заливов и островов, нанесли их на карты. Без авиации такие успехи были бы немыслимы. Наши исследователи опубликовали сотни научных работ, десятки новых карт; на них показана почти треть побережья материка.
Я попросил Михаила Михайловича рассказать о его прошлогодней поездке в Лондон.
— Туда я прибыл по приглашению Британского королевского географического общества, где в торжественной обстановке мне вручили медаль. На мемориальной доске в здании общества я увидел имена, великих русских путешественников, среди них — Николая Михайловича Пржевальского и Петра Кузьмича Козлова. Члены общества избрали нового президента: известного исследователя Антарктиды, геолога экспедиции Скотта и Шеклтона — сэра Рэймонда Пристли. Снова я встретился с ним па вечере в Антарктическом клубе, где по традиции раз в год собираются исследователи шестой части света. Председатель говорил о заслугах ученых в познании Антарктиды п. провозглашая тосты за выдающиеся походы, просил их участников встать. «За первую экспедицию Роберта Фалькона Скотта 1901 —1904 годов!» Поднялся глубокий старец, его горячо приветствовали. «За участников экспедиции Эрнста Шеклтона!» Встали двое, один из них был Рэймонд Пристли. «За вторую экспедицию Роберта Скотта!» Поднимаются трое, в числе их опять же Пристли. «За объединенную англо-шведско-норвежскую экспедицию!» Тут встают многие: работала она лишь десять лет назад. Председатель провозглашает новый тост: «За первую советскую антарктическую экспедицию!» В зале я был единственным из ее участников. Поднялся с чувством благодарности за высокую оценку деятельности советских исследователей.
— Теперь последнее: о восьмой советской экспедиции.
— Многие из наших зимовщиков уже работали на шестом континенте, около десяти отправляются туда третий раз, а начальник станции «Восток» Василий Семенович Сидоров — в четвертый:— сказал Михаил Михайлович. — Мы возобновили работу глубинной станции «Восток». «Комсомольской», а также «Молодежной», созданной в заливе Алашеева — из сезонной она станет постоянной. Поведем исследования и на «Новолазаревской» — это отличная зимовка, там есть все необходимые бытовые удобства, водопровод...
— Откуда же берется вода?
— Из пресных озер, их много и в этом оазисе Антарктиды... Программа научных работ обширна. Надо подготовиться к наблюдениям Международного года спокойного Солнца. Для десятков научных дисциплин важны антарктические исследования.
— Не рискуете ли вы в свои, к сожалению, далеко не юные годы, уходя в Антарктиду и намереваясь зимовать там?
— Американский исследователь Ричард Бэрд в более солидном возрасте не убоялся лютых морозов и пурги. Правда. Роберт Скотт говорил, что неимоверные тяготы походов по ледникам шестого континента лучше всего переносят люди тридцати — сорока лет. Когда же ему напоминали об американце Пирпе, который в пятьдесят три года достиг по дрейфующим льдам Северного полюса, знаменитый английский исследователь невесело отшучивался: «Утешительное воспоминание для тех, кому уже больше сорока...» Кстати, основная сила наших экспедиций — это молодежь, смелая, преданная делу, жадная к новому. Что же касается меня лично, я отправляюсь в знакомые места без каких-либо сомнении, с отрадным чувством. Вспоминается обстановка дружной взаимопомощи ученых разных стран. Какой прекрасный пример для международной договоренности по многим проблемам, волнующим человечество!..
Расставаясь, я повторил слова, произнесенные семь лет назад:
— Счастливого плавания и зимовки, Михаил Михайлович! Наилучших успехов всему советскому коллективу, вашим зарубежным коллегам!..

Журнал Юность 01 январь 1963 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Журнал "Юность", publ | Просмотров: 2260 | Автор: JohnGonzo | Дата: 21-04-2012, 13:11 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей

Декабрь 2017 (14)
Ноябрь 2017 (14)
Октябрь 2017 (9)
Сентябрь 2017 (18)
Август 2017 (11)
Июль 2017 (10)


Друзья сайта

  • График отключения горячей воды и опрессовок в Мурманске летом 2018 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму