Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
В гостях у «Юности»
В гостях у «Юности» Орган Тюменского обкома ВЛКСМ газета «Тюменский комсомолец»

Журналисты. «Юности» часто бывают в Тюменской области у своих подшефных — строителей железной дороги Тюмень — Нижневартовск. Мы стараемся писать о том новом, что происходит на  ударной комсомольско-молодежной. Однако масштабами одной этой стройки не ограничиваются связи журнала с комсомольцами области. И первые, кто помогает нам в «расширении кругозора» журнала,— наши тюменские коллеги из местной молодежной газеты. Областная «молодежка» — давний друг «Юности», добрый помощник и советчик. 
Сегодня мы публикуем несколько материалов из «Тюменского комсомольца». Они познакомят с непростой, трудной, но яркой и богатой поисками и свершениями жизнью молодежи края.

Встретимся на Самотлоре
Владимир Салмин, секретарь Нижневартовского горкома КПСС

Это было лёт пятнадцать назад. Я тогда работал секретарем Сургутского райкома комсомола. Отправился проводить отчетно-выборное собрание в местечко Тром-Аган. Разумеется, поехали на оленях — другого транспорта тогда не было.
«Расписание» было знакомо: с утра надо выехать из Сургута, ночевать на Почекуйке, в пустующей
избушке оленеводов, а на другой день, к закату, можно добраться до Тром-Агана.
Стоял сильный мороз. По сторонам высились окоченевшие островерхие ели. Поднялась луна, осветила лес, дорогу и обе оленьи упряжки холодным, неживым светом. Звенящую тишину нарушал только скрип полозьев да редкие выкрики нашего проводника Романа Тэвлина... Скоро показалась избушка, Роман распряг оленей, мы поставили на огонь котелок со снегом — и вот здесь, в задымленной избушке, морозной ночью, у крохотной таежной речки Почекуйки, состоялся разговор, врезавшийся в память.
Нас было четверо: Роман, девушка — инспектор районо, парень—корреспондент газеты, и я. Когда  каждый выпил необходимую при таком морозе порцию спирта, когда было опорожнено по нескольку кружек крепчайшего чаю и Роман закурил свою трубку, девушка сказала: 
— Вот сейчас все геологов поминают: мол, ходят там, где не ступала нога человека. А я как представлю размеры нашего района, мне так и кажется, что еще сто лет будет он заповедным, недоступным местом.
— Ну, это уж чересчур! — не согласился корреспондент.— В Березове газ нашли, теперь повсюду нефть ищут. И найдут! А тогда и места оживут: дороги везде проложат, строительство начнется...
— Дорог не будет, однако,— невозмутимо попыхивая трубкой, вступил в беседу Роман Тэвлин.— Болота шибко большие. Олешки идут, вертолет летит. Дорог, однако, не будет.
Я знал о размахе разведочных работ, которые велись и на Конде и в Приобье. Но тогда, на пороге  открытия Шаимского нефтяного месторождения, трудно было представить сколько-нибудь серьезное строительство в Сургутском районе. 
— А было бы здорово! — загорелась вдруг девушка.— Сажусь в Тюмени на поезд и приезжаю в Сургут!..
Поскольку фантазия у всех дальше шоссе не простиралась, эти ее слова вызвали дружный смех. Далее корреспондент посчитал, что товарищ инспектор несколько перехватила. А Роман, вообще не любивший бесполезного времяпрепровождения, выбил свою трубку и пошел проверить оленей. 
...Были потом нефтяные фонтаны в Шаиме, Сургуте, Усть-Балыке. Были железные дороги Ивдель — Обь и Тавда — Сотник. Пришло время Самотлора и трассы Тюмень — Сургут — Нижневартовск. Много воды утекло, а как свеж в памяти тот давний разговор!
Писатель-публицист из Германской Демократической Республики Эгон Рихтер совершенно случайно встретил на Самотлоре своего соотечественника-однофамильца. Вместе с украинскими друзьями из строительного отряда немецкий студент прокладывал дорогу на нефтяной промысел. Что привело на Самотлор обоих Рихтеров?
В своих заметках Эгон Рихтер делится впечатлениями: «Я осознал, что неприступное сердце озера  с его нефтяными артериями бьется и ради моей страны и ради будущего всей Европы». 
Корреспонденция Рихтера появилась в местной газете после первого посещения писателем Тюменской области в составе большой делегации деятелей литературы и искусства. Тогда он приплыл в Нижневартовск на борту теплохода «Родина».
И вот мы снова встретили Эгона Рихтера. На этот раз он, воспользовавшись советом из популярной у нас песни «Прилетай на Самотлор», взял билет в Аэрофлоте.
Рассказывая о цели своей второй самотлорской командировки, Эгон заметил, что его, как и многих  коллег из социалистических стран, тянет к истокам нефтепровода «Дружба», по которому советская нефть устремилась в их страны. Истоки эти здесь, на Самотлоре. 
Сейчас уже кажутся далеким прошлым споры о том, как правильно именовать трассу трубопровода,
связавшую промыслы Западной Сибири с системой «Дружба». Первоначально предполагалось точкой отсчета взять Усть-Балык, как и в прошлой пятилетке, когда прокладывался транссибирский нефтепровод Усть-Балык — Омск. Но потом проектировщики вовремя спохватились: без Самотлора пульс нефтяного потока не имел бы такого хорошего наполнения.
Трассу стали называть Самотлор — Тюмень — Альметьевск, а пулевой отметкой на всех схемах  избран наш Самотлор. 
Похожая история произошла и с другой комсомольской ударной. «Тюмень — Сургут» — так именовалась строящаяся железная дорога в то время, когда редакция журнала «Юность» и комсомольский штаб стройки подписали известный договор о шефстве журнала над трассой. Но вот прошло немного времени, и во все официальные документы проникает новое название: «Тюмень — Нижневартовск»... И снова «виноват» Самотлор.
Расставаясь с нашим немецким другом Эгоном Рихтером, мы вновь пригласили его к нам. Он ответил, что самой завидной для любого публициста возможностью было бы приехать в столицу Самотлора по железной дороге. И не потому, что поезд — единственный вид транспорта, которым он здесь еще не пользовался. Просто он понимает, что значит дорога для экономики крупнейшего нефтяного района СССР, а значит, и для экономики всех стран — потребителей советской нефти.
Экономическая обоснованность нового этапа стального пути Сургут — Нижневартовск ни у кого не вызывает сомнения. Она видна невооруженным глазом.
Вот несколько цифр. У Самотлора есть свой летописец, геолог нефтегазодобывающего управления
имени В. И. Ленина, делегат XV съезда ВЛКСМ Николай Медведев. Он фиксирует все абсолютные рекорды, установленные уникальным месторождением. Весной 1973 года Николай внес в свою записную книжку круглую цифру: 100 000. Сто тысяч тонн нефти впервые перекачали за сутки вахты самотлорских операторов. Отныне добыча крупнейшего промысла страны измеряется шестизначной цифрой. Все знают, каким напряжением воли сотен строителей, нефтяников и, конечно, транспортников досталась эта круглая цифра. Все материалы и оборудование плыли по воде, перебрасывались по воздуху. После ряда перевозок стоимость каждой тонны цемента, каждой бетонной плиты и бурового станка возрастала в несколько раз. За короткую северную навигацию надо было успеть доставить в Нижневартовск тысячи тонн самых разных грузов. 
Ученые с максимальной точностью выяснили место Самотлора в рабочем строю. По их подсчетам,
гигант может выполнять работу втрое большую, чем сейчас. Ежесуточно на месторождении может добываться до 300 тысяч тони нефти, а за год на перерабатывающие предприятия поступит около 100 миллионов тонн самотлорской нефти.
Наступает такой этап в освоении месторождения, когда рост темпов добычи возможен только при наличии устойчивой (круглогодовой!) транспортной связи с Большой землей.
Мне вспоминаются слова первого секретаря Ханты-Мансийского окружного комитета партии, Героя Социалистического Труда В. В. Бахилова: «Приход первого тепловоза в Нижневартовск станет одним из центральных событий в хронике нынешнего десятилетия».
Трасса Тюмень — Нижневартовск для молодежи семидесятых годов — такой же испытательный полигон, как для комсомольцев шестидесятых — железная дорога Абакан — Тайшет.
Интересная подробность. Тюменский композитор М. Бирман написал музыку на слова стихотворения «Комсомольская магистраль», очень популярного на трассе строящейся железной дороги. Композитор, конечно, не подозревал, что эти стихи родились еще в Саянах и почти без изменения вошли в жизнь новой магистрали. Заменены только географические названия. Вместо «Абакан встречал непогодою» поется сейчас «Сургут».
Не так давно, находясь в гостях у строителей нашего участка трассы, первый десант которых высадился возле будущей станции Мегион, я услышал, как в хорошо известный мне текст песни удачно легло в размер новое слово. «Самотлор встречал непогодою...» — пели ребята, и, глядя на их разномастные ковбойки, на живописные бороды и обязательную гитару, я вдруг особо остро ощутил, что скрывается за привычным для нас понятием «преемственность поколений».
В последнее время от комсомольских работников мне иногда приходится слышать довольно категоричные суждения, что с нынешней молодежью гораздо труднее. Секретарь одной из крупных комсомольских организаций Нижневартовска, когда я упрекнул его первичную в пассивности, сокрушенно вздохнул: «Мои ребята слишком рационалисты. Это не синеблузая комса, готовая к любым жертвам».
Понимая полемический перехлест суждений этого комсорга, позволю себе возразить ему. Вспоминаю своих знакомых, тех, кто еще за год до появления первой на тюменской земле ударной стройки собрался в Ханты-Мансийске на слет молодых разведчиков недр. Первые молодежные коллективы...
Их руководители: сейсмик Юрий Ознобихин, вышкомонтажник Александр Кузяков, геолог Николай Мелик-Карамов.
Николай — сейчас Герой Социалистического Труда.
Иногда встречаю его на совещаниях, пленумах. Пристально всматриваемся друг в друга. Придирчиво отмечаем все: седину, безжалостные морщины. Новые заботы, новые дела. Но ни разу прославленный мастер не пожаловался на сегодняшних комсомольцев. Может быть, он одинок? Вовсе нет. Главный строитель города на Оби, начальник треста «Нижневартовскжилстрой» Ян Малинский. Уж он-то имеет возможность сравнивать! Малинский работал на нескольких ударных стройках — пятидесятых, шестидесятых годов. Вот его особое мнение:
— Мне посчастливилось командовать молодежным подразделением ударной стройки, поближе узнать нынешних комсомольцев в деле. То, что они делают сейчас, не уступает по значению Братской ГЭС, Абакан — Тайшету и, пожалуй, превосходит их.
Конечно, спектр характера сегодняшнего комсомола иной, чем у его предшественников, хотя бы и
таких легендарных, как Павка Корчагин. Ведь и задачи перед ним другие, более масштабные. Корчагин строил узкоколейку с помощью кирки и лома. Парни семидесятых прокладывают тысячеверстную стальную магистраль, управляя мощнейшей техникой, решая сложнейшие инженерные задачи.
По подсчетам работников института «Сибгипротранс», для строительства конечного этапа стального пути надо уложить в тело насыпи 15 миллионов кубометров земли. Если учесть, что почти весь участок Сургут — Нижневартовск протяженностью более 200 километров — это болота и озера, станет ясно, как непросто отсыпать полотно дороги. Впрочем, почему именно отсыпать? Сейчас на трассе более популярен другой термин: намыть. Гидронамыв полотна — сложная инженерная проблема. Но только ли инженерная? Разве не является успешное внедрение этого
необычного в практике строительства железных дорог способа испытанием моральных качеств молодых трассовиков?

Летопись стройки
1965 год. Октябрь. В Тюмень с Абакан — Тайшета прибыла первая бригада путейцев-строителей.
Будущая дорога Тюмень — Сургут протяженностью в семьсот километров свяжет нефтяное Приобъе с транссибирской стальной магистралью. Большая часть ее пройдет по необжитым районам, тайге и болотам.
1966 год. Май. На стройке начала работать полуавтоматическая станция. Она выдала первые
звенья железнодорожного пути.

1967 год. 25 октября. Первый поезд пришел из Тюмени к берегу Иртыша у Тобольска. За успехи в социалистическом соревновании в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции управление «Тюменстройпутъ» было награждено Памятным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Президиума Верховного Совета СССР и ВЦСПС.

1967 год. В Тобольске состоялся первый слет молодых строителей трассы. С тех пор стало традицией проводить подобные слеты, на которых подводятся итоги соревнования и награждаются победители.
1967 год. Декабрь. Над Иртышом началась укладка первых пролетов будущего моста. Работы  выполняет бригада слесарей-монтажников А. Г. Лавриненко. 

И если комсомольцы-гидромеханизаторы, такие, как А. Болобонов, В. Козырев, А. Расторгуев, «ворочают» миллионами кубометров, блестяще опровергая все доводы скептиков о неэффективности намыва в северных условиях, то, значит, не угасла в них та главная черточка Павки — смелая уверенность в своих силах.
Да, инженерная проблема часто оборачивается нравственной. Строительство железнодорожного пути от одной из станций до речного порта проектировщики предложили вести с помощью обычных методов. При этом обрекались на вырубку красивейшие леса в зоне отдыха нефтяников. Гидромеханизаторы решили изменить проект — не пользоваться песчаными карьерами правобережья речки Черной, а взять песок со дна этой реки. Кстати, Черной такое вмешательство пойдет только на пользу — русло ее очистится, меньше ила будет выноситься в акваторию порта. А красивейший бор останется нетронутым.
Вспоминая об этом отступлении от проекта, я каждый раз думаю: а у тех, первых, было время, чтобы подумать о сосняке или судьбе речушки? Неужели, строя свои «города на заре», они всегда подчинялись только логике целесообразности? Не верю этому.
Просто в те несытные времена железная экономия часто не давала проявиться лучшему качеству молодости — стремлению к красоте. Строители тех лет вынуждены были бороться не с «архитектурными излишествами», а с настоящими лишениями. Жилищный вопрос трассовика решался просто: палатка-времянка, комната в общежитии. И если он строил каменные дома и дворцы, то они предназначались для других. Сейчас же, как замечаю, происходит интересный процесс: размах стройки растет, а само понятие «трасса»... сужается. Постепенно оно перестает обозначать те трудности, нагромождение которых часто отпугивает обладателей комсомольских  путевок. Трассовики теперь не хотят довольствоваться черновиками своих городов. 
Эта примета времени — примета нашего участка трассы Тюмень — Нижневартовск. Финишный участок значительно сложнее предыдущих. Несмотря на это, количество временных поселков вдоль трассы здесь сведено к минимуму. Большая часть строителей будет жить в Сургуте и Нижневартовске в современных крупнопанельных домах. Потом в них поселятся эксплуатационники. Смета предусмотрела расходы на детские сады, ясли, школы, дома культуры для трассовиков — все в капитальном исполнении. Микрорайон строителей железной дороги впишется в архитектурный ансамбль Нижневартовска как один из самых современных и благоустроенных. Вокзал столицы Самотлора будет интереснейшим архитектурным сооружением Среднего Приобья.
Итак, «Даешь Нижневартовск!» — этот лозунг не в силах будут стереть с путеукладчиков самотлорские метели. Но привычное «Даешь!» вместило в себя и совершенно новый, присущий нашим дням смысловой оттенок. «Даешь!» для трассовика теперь означает строить не только быстро, но и очень качественно, без скидок на северные условия.
«Удовлетворительно — значит плохо!» — этот лозунг родился у нас на Самотлоре, в молодежной  бригаде отделочников. Я думаю, что его возьмут на вооружение и строители дороги на Самотлор. 

Летопись стройки
1969 год. 29 нарта жители Тобольска впервые услышали гудок тепловоза. Из Тюмени по новой 
железнодорожной магистрали сюда прибыл пассажирский поезд. Первыми пассажирами стали строители трассы.

1970 год. Декабрь. В канун Нового года государственная комиссия приняла 18 объектов Сургутского речного порта. Самый крупный на Средней Оби порт в строю. Строители вручили речникам символический ключ от «голубых ворот» Севера.

1971 год. Март. У сибирского села Демъянское прозвучал гудок тепловоза. Дорога Тюмень — Тобольск — Сургут подошла к четырехсотому километру. Впереди у строителей еще триста суровых километров трассы по тайге и болотам.

1971 год. Май. Тоболяки горячо поздравили бригадира комсомольско-молодежной бригады коммунистического труда восстановительного поезда, № 38 Ивана Семеновича Мариненкова с тремя праздниками сразу: 10 мая (в день рождения бригадира) опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему высокого звания Героя Социалистического Труда. В этот же день коллектив головного ремонтно-восстановительного поезда М 38 выдвинул И. С. Мариненкова кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР.

1971 год. Декабрь. Коллектив комсомольско-молодежного поезда № 522 обратился с призывом ко
всем комсомольским организациям Севсиба поддержать почин московских и ленинградских рабочих — завершить задание пятилетки в четыре года.

1972 год. 11 апреля подписан договор о шефстве журнала «Юность» над Всесоюзной ударной комсомольской стройкой железнодорожной линии Тюмень — Сургут — Нижневартовск.


Журнал Юность № 9 сентябрь 1974 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Журнал "Юность", publ | Просмотров: 2512 | Автор: platoon | Дата: 30-11-2011, 10:02 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Архив записей

Октябрь 2017 (3)
Сентябрь 2017 (18)
Август 2017 (11)
Июль 2017 (10)
Июнь 2017 (34)
Май 2017 (21)


Друзья сайта

  • Отключение горячей воды в Мурманске летом 2017 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму