Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
Япония: оживление реакционных и милитаристских тенденций
Территория — 372,2 тыс. кв. км. Население — 117,5 млн. (на 1 октября 1080 г.). Столица — Токио (11,6 млн. жителей).

В 1980 г. развитие экономики Японии носило неравномерный характер. Валовой национальный продукт (ВНП) 2 вырос на 4,2%, промышленное производство в добывающих и обрабатывающих отраслях — на 7,1% (в 1979 г. соответственно — на 5,6 и 8,3%). Довольно высокие темпы прироста промышленного производства в I квартале сменились резким замедлением во II и абсолютным снижением выпуска продукции в III кварталах. В IV квартале снова наблюдался рост. Повышение цен на нефть в начале года в известной степени способствовало развитию инфляции: вслед за ростом импортных цен стали резко повышаться оптовые и потребительские цены. Это привело к падению реальных доходов семей, снижению темпов роста потребительского спроса, затормозило производство товаров потребительского назначения. Результатом был меньший, чем в 1979 г., прирост внутреннего спроса. Условия на внешних рынках для Японии в основном складывались не столь неблагоприятно, как для большинства других развитых капиталистических стран. Ей удалось избежать кризисных явлений, охвативших капиталистический мир, путем увеличения экспорта промышленной продукции.

Среди отраслей материального производства лидерство принадлежало автомобилестроению. В 1980 г. выпуск машин возрос на 14,6%. (по сравнению с 3,2% в 1979 г.). Япония произвела 11,0 млн. автомашин и вышла на первое место в мире (США — 8,0 млн.). Примерно 50% автомобилей она реализует на внешних рынках. Выплавка стали не достигла максимума, равного 113,9 млн. т в 1973 г., сократившись за год на 0,3% до 11-1,4 млн. т.

Судостроение хотя и увеличило спуск судов на воду до 3,2 млн. брутто регистровых тонн (рост — на 6,7%), чему способствовало увеличение поступлений заказов из-за рубежа, тем не менее, не вышло из состояния структурного кризиса. Загрузка мощностей в обрабатывающих отраслях увеличилась на 0,8% против 7,2% в 1979 г.

Число полностью безработных составляло 1140 тыс. человек, или 2,0% трудоспособного населения (в 1979 г.—1167 тыс.). Продолжалось «вымывание» мелких и средних компаний из процесса производства. За 1980 г. банкротами объявили себя 17,9 тыс. предприятий, что на 11,6% больше, чем в 1979 г., сумма же задолженности выросла до 2,7 трлн. иен (на 24,2%), что связано как с ростом импортных и внутренних оптовых цен, так и с дорогим кредитом (в 1979 г. число банкротств выросло всего на 1%, а задолженность снизилась на 11,5%).

На сборе сельскохозяйственных культур сказались плохие погодные условия. Риса собрано 12,2 млн. т по сравнению с 14,9 млн. т в 1979 г.

Трудности в экономике не снизили уровня прибылей монополий. Обследование 543 крупных фирм показало рост их продаж в апреле — сентябре 1980 г. на 2,3% по сравнению с предыдущими шестью месяцами. Их прибыли за это же время выросли на 6,6% (до вычета налогов). Это было достигнуто тем, что монополии растущие расходы по закупке дорожавших сырья и нефти перекрыли ценами на выпускаемую ими продукцию, форсированием экспорта новых, более совершенных в технологическом отношении товаров. Этому способствовало также повышение курса иены (в апреле 1 ам. долл. на токийской бирже стоил 260 иен, в сентябре —210 иен).

Колебания конъюнктуры на протяжении 1980 г. и особенно рост цен определяли государственную политику регулирования экономики. В первой половине года правительство проводило линию на сдерживание инфляционных процессов бюджетными и кредитными мерами. Были сокращены ассигнования на общественные работы. Дважды (в феврале с 6,25 до 7,25% и в марте до 9% годовых) был повышен учетный процент Банка Японии. В результате инфляционные процессы затормозились, но годовой прирост оптовых цен составил 17,8%, потребительских —8,0% (против соответственно 7,3 и 3,6% в 1979 г.).

Составляя бюджет на 1980/81 фин. г.1, правительство увеличило расходную часть общего счета лишь на 10,3%, доведя ее до 42,6 трлн. иен, что меньше годовых увеличений этой суммы в предшествующие годы. Для покрытия дефицита бюджета (14 трлн. иен) было решено прибегнуть к прежнему методу — выпуску ценных бумаг. Их эмиссия была увеличена на 34,8%, что обеспечивало 33,5% всех поступлений по общему счету бюджета. В целях сдерживания инфляции правительство также сужало свою инвестиционную деятельность; государственные капиталовложения сократились за год на 4,5% (в 1979 г.— рост на 3.0%). В условиях снижения во II и IV кварталах темпов роста экономики правительству пришлось пойти на ослабление кредитных ограничений: в августе учетный процент был снижен до 8,25, в сентябре была принята программа из восьми пунктов, призванная, в частности, расширением общественных работ стимулировать деловую активность частных предпринимателей; в ноябре Банк Японии еще раз снизил учетную ставку до 7,25%. Но эти меры уже не могли повлиять на развитие экономики во втором полугодии, когда отмечалось затормаживание темпов прироста практически всех компонентов совокупного спроса.

В 1980 г. потребительские расходы населения — самый весомый компонент совокупного спроса — увеличились лишь на 1,3% против 6,2% в 1979 г. Частные инвестиция в основные фонды в первой половине года держались на высоком уровне. Во втором полугодии темпы прироста инвестиций снизились, и в целом за год они выросли на 6,4% по сравнению с 12,5% в 1979 г. В отличие от 1979 г., когда приоритет отдавался предприятиям обрабатывающей промышленности, в 1980 г. большая инвестиционная активность была отмечена в коммунальном хозяйстве, сфере услуг и т. д. Инвестиционный процесс не носит устойчивого характера, как это было до кризиса 1974—1975 гг. Его отличительная особенность состоит в том, что средства направляются главным образом не на расширение производственного аппарата, а на внедрение более совершенного оборудования, трудо- и энергосберегающих устройств, что должно обеспечить высокую конкурентоспособность японской промышленной продукции на мировых рынках.

Частное жилищное строительство по-прежнему находилось в состоянии застоя: расходы застройщиков в 1980 г. были на 9,1% меньше, чем в 1979 г., когда падение этого показателя определялось в 1,0%. Причиной этого сокращения были удорожание кредита, строительных материалов, земли, а также снижение реальных доходов многих категорий трудящихся.

Несмотря на неблагоприятную конъюнктуру и сокращение импорта во многих развитых капиталистических странах, Японии все же удалось расширить свою экспортную экспансию. Вывоз товаров увеличился в 1980 г. на 26,0%, достигнув 129,8 млрд. долл. (в 1979 г.— на 5,6%). Рост цен на ввозимую нефть обусловил увеличение импорта до 140,5 млрд. долл. (рост на 27%).

Уже второй год итоговые цифры расчетов Японии с заграницей дефицитны. Отрицательное сальдо текущего баланса составило 10,8 млрд. долл. (в 1979 г.—8,8 млрд.). С дефицитом в 8,4 млрд. долл. был сведен и весь платежный баланс (16,7 млрд. в 1979 г.). Высокие платежи за нефть не повлияли на уровень валютных запасов, поскольку усилился приток иностранного долгосрочного капитала. Золотовалютные резервы на конец 1980 г. оценивались в 25,2 млрд. долл. (на конец 1979 г.— 20,3 млрд.).

«Весенняя борьба» японских профсоюзов не привела к должным результатам. Профсоюзы добились повышения зарплаты лишь на 6% и заверений, что обесценивающая эту надбавку инфляция в течение года не превысит 6,4%.

Состоявшийся в январе 1980 г. очередной съезд Либерально-демократической партии (ЛДП) наметил курс на переход правящей партии от тактики заигрывания с оппозицией к более жесткой политике. ЛДП исходила при этом из того, что сопротивление оппозиции было в значительной мере ослаблено. Активизация правого крыла внутри социалистической партии (СПЯ) привела к тому, что партия фактически пересмотрела прежнюю линию на сотрудничество со всеми партиями оппозиции. В заключенном между СПЯ и Комэйто соглашении о борьбе за создание коалиции, противостоящей ЛДП (январь), был зафиксирован отказ социалистов от сотрудничества с Коммунистической партией Японии (КПЯ). Помимо того, обострились отношения руководства Генерального совета профсоюзов (СОХЁ) и целого ряда отраслевых профсоюзов с Советом профсоюзов за создание единого фронта. (Возникший в 1974 г. Совет профсоюзов за создание единого фронта выступает за формирование «классового демократического общенационального профцентра».) Все это затруднило совместные действия социалистов и коммунистов, их сотрудничество в рамках профсоюзного движения, что является основой мощи прогрессивных сил страны.

Состоявшийся в г. Атами XV съезд КПЯ (26 февраля — 1 марта) сделал упор на расширение сил компартии, указав на необходимость доведения численности ее членов до 500 тыс., а в перспективе создания «миллионной партии», упрочения связей партии с различными слоями населения, усиления ее влияния в массовых организациях. Особое внимание было уделено совершенствованию методов завоевания депутатских мест в парламенте и в местных органах самоуправления. Одновременно КПЯ вновь призвала социалистов и другие прогрессивные силы к совместным действиям и созданию единого фронта.

Отсутствие единства среди прогрессивных сил позволило правительству М. Охиры отвергнуть предложения оппозиции об увеличении ассигнований на нужды трудящихся и отдать указание управлению национальной обороны о разработке планов наращивания вооруженных сил страны, увеличении доли военных расходов в государственном бюджете (в 1980/81 фин. г. они выросли на 6,5% по сравнению с 1979/80 фин. г.),.
16 мая палата представителей парламента 243 голосами оппозиционных партий, к которым присоединились и некоторые депутаты ЛДП, против 187 выразила вотум недоверия правительству М. Охиры. Отказавшись уйти в отставку, М. Охира распустил палату представителей. Выборы ее нового состава были назначены на 22 июня, одновременно с выборами в палату советников.

В итоге выборов ЛДП расширила свое представительство в обеих палатах, завоевав в них более прочное, чем она имела, большинство депутатских мест. В палате представителей она получила 284 из 511 мест (в 1979 г.— 248 из 511) и в палате советников —135 из 251 места (в 1979 г.— 124 из 246). Вместе с тем правящая партия все же получила меньше половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Улучшил свое положение в палате представителей новый либеральный клуб (НЛК), выступающий на политической арене в качестве резерва правящего лагеря. Он получил 12 мест против 4 в 1979 г.

Партии «среднего пути» (Партия демократического социализма — ПДС и Комэйто), которым на предыдущих выборах в 1977 и 1979 гг. удалось несколько упрочить свои парламентские позиции, на этот раз не встретили должного интереса избирателей к их программам. Особенно заметно сократилась фракция Комэйто в палате представителей.

СПЯ сохранила прежнее число мест (107) в палате представителей, но потеряла несколько мандатов в палате советников (47 — в 1980 г. и 52 —в 1979 г.). Парламентская фракция КПЯ значительно уменьшилась в обеих палатах (29 мест в палате представителей и 12 в палате советников; в 1979 г. соответственно — 41 и 16), хотя число собранных партией голосов сократилось лишь по общенациональному округу на выборах в палату советников.

В целом успех либеральных демократов, последовавший за серией неудач на предыдущих парламентских выборах, был обеспечен мобилизацией практически всех сил и средств правящей партии, возросшей финансовой поддержкой со стороны крупного капитала, развертыванием массовой пропагандистской кампании, в ходе которой особая ставка делалась на национализм и антисоветизм, а более благоприятное по сравнению с другими капиталистическими странами экономическое положение Японии приписывалось заслугам ЛДП. Правящая партия умело использовала в свою пользу скоропостижную смерть 12 июня, лидера либеральных демократов премьер-министра М. Охиры. На период выборов либеральные демократы сумели сплотить свои фракции, в то время как среди сил оппозиции наблюдалось дальнейшее углубление раскола.

Между руководителями фракций ЛДП была достигнута договоренность о назначении председателем партии Да. Судзуки. 17 июля либеральные демократы, опираясь на свое большинство, Добились па сессии парламента избрания Дз. Судзуки премьер-министром. 


Дзэяко Судзуки родился в 1911 г. в семье хозяина рыболовецкого судна. Окончил Институт рыбной промышленности. Принимал участие в кооперативном движении среди рыбаков. С 1947 г.— депутат парламента, впервые был избран от социалистической партии, в 1949 г. перешел к консерваторам. С 1960 г. неоднократно входил в правительство в качестве министра почт и телеграфа, генерального секретаря кабинета министров, министра здравоохранения, министра сельского и лесного хозяйства. В равное время занимал поста заместителя генерального секретаря и председателя исполнительного совета ЛДП. После смерти М. Охиры возглавил его фракцию в ЛДП.

В новом правительстве министерские посты получили представители ведущих группировок ЛДП, прежде всего фракций бывших премьер-министров К. Танаки и Т. Фукуды. В состав кабинета были введены и лица, претендовавшие па занятие постов лидера партии и премьер-министра: К. Миядзава стал генеральным секретарем кабинета, Я. Накасонэ возглавил Административное управление, Т. Комото — Управление экономического планирования. Министром иностранных дел был назначен М. Ито.

Используя укрепившиеся позиции ЛДП в парламенте, правительство Дз. Судзуки стало меньше считаться с мнением оппозиции в осуществлении своей политики, направленной в первую очередь на защиту интересов монополистического капитала. Руководящие деятели правительства сделали ряд заявлений, способствовавших активизации выступлений за пересмотр конституции, особенно ее антимилитаристских положений.

Выражением недовольства трудящегося населения политикой ЛДП и монополистического капитала явились многочисленные массовые выступления, состоявшиеся во второй половине года, в том числе проведение 21 октября, единого дня совместных действий прогрессивных сил, проходившего под лозунгами борьбы против милитаризации и наступления реакции, а также «осенняя борьба» японских профсоюзов в защиту жизненных интересов трудящихся.

В области внешней политики правительство М. Охиры, а затем пришедший ему па смену кабинет Дз. Судзуки придавали первостепенное значение упрочению военно-политического союза и осуществлению разностороннего сотрудничества Японии с США. В течение года представители администрации США, включая министра обороны Г. Брауна, посетившего Токио в январе (после визита в Китай) и в декабре, настойчиво требовали от Японии полной солидарности с американской политикой обострения напряженности в разных районах мира, увеличения вклада Японии в общую военную мощь империалистического лагеря. Японское правительство стремилось идти навстречу требованиям США. Вместе с тем по-прежнему острыми оставались экономические противоречия между двумя странами. США добивались от Японии ограничения экспорта на американский рынок промышленных товаров, особенно автомобилей, уменьшения громадного, достигшего за год 10 млрд. долл., дефицита, который образовался у Соединенных Штатов в торговле с Японией.

В Вашингтон выезжали министр иностранных дел Японии С. Окита (март) и премьер-министр М. Охира (май). Президент Дж. Картер встречался с представителями японского правительства во время поездки в Токио на церемонии похорон М. Охиры (июль).

Исходя из союзнических обязательств в отношении США, японское правительство поддержало многие авантюристические действия администрации Дж. Картера на международной арене. Оно включилось, в частности, в экономические санкции против Ирана. Военное сотрудничество Японии с CEIA углубилось, а его сфера расширилась, что проявилось, в частности, в участии Японии совместно с Канадой, Австралией и Новой Зеландией в весенних военно-морских учениях «Тихоокеанское кольцо», проведенных под командованием США.

Одним из первых шагов нового японского правительства явилась поездка в США для консультаций министра иностранных дел М. Ито (сентябрь) , который подтвердил линию на тесное японо-американское сотрудничество.

Япония прилагала значительные усилия для расширения торгово-экономических и политических отношений со странами Западной Европы, в первую очередь с членами ЕЭС. В ходе контактов с руководящими деятелями стран ЕЭС (визиты в Токио премьер-министра Нидерландов А. Ван Агта в апреле, министра хозяйства ФРГ О. Ламбсдорфа в июле и министра иностранных дел Люксембурга Г. Торна в октябре; визит С. Окиты в Италию (июнь), поездка М. Ито во Францию, Белыию, Нидерланды, ФРГ в Великобританию в декабре и др.) Япония, стремилась предотвратить введение странами ЕЭС ограничений на экспорт японских промышленных товаров. В октябре состоялись визиты в Японию короля Испании Хуана Карлоса и министра иностранных дел Австрии В. Пара.

Политика Японии в Азии была подчинена в первую очередь задачам обеспечения страны энергетическими и сырьевыми ресурсами. Добиваясь расширения собственного политического влияния в регионе, Япония вместе с тем активно поддерживала политику американского империализма и пекинского гегемонизма. В этих целях использовались, прежде всего, поездки специального посланника японского правительства С. Соноды по ряду стран Азии — от Ближнего Востока до Индии (февраль — март), визит М. Ито в Таиланд, Бирму, Индию и Пакистан (август). Япония, как наглядно показал визит М. Ито, выразила солидарность с силами, выступающими за использование территории Таиланда для продолжения вооруженного вмешательства в дела Кампучии, одобрила линию пакистанского руководства, оказывающего прямую военную поддержку афганским контрреволюционным бандам, удвоила в этой связи экономическую помощь Пакистану.

Переговоры японского министра внешней торговли и промышленности Р. Танаки на Филиппинах, в Малайзии, Таиланде и Бирме (сентябрь), в Сингапуре и Индонезии (ноябрь), Саудовской Аравии (декабрь) были направлены на упрочение экономических позиций японских монополий в этих странах.

Япония предпринимала попытки к реализации своей идеи создания «тихоокеанского сообщества», которое облегчило бы экономическую экспансию Японии в страны Восточной Азии и бассейна Тихого океана и способствовало повышению политической ее роли в регионе. Эта идея обсуждалась во время визита М. Охиры в Австралию и Новую Зеландию (январь), а также на специальном семинаре в Канберре с участием представителей деловых и научных кругов Японии, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии, стран АСЕАН и Южной Кореи (сентябрь).

Большое место японская, дипломатия отводила развитию политических и экономических связей с КНР. Для консультаций по экономическим вопросам в Пекин выезжала японская правительственная делегация (январь), а Японию посетили министр внешней торговли Ли Цяи (январь) и заместитель премьера Госсовета КИР Юй Цюли (апрель). В ходе контактов с многочисленными японскими делегациями, посещавшими Пекин, китайские руководители откровенно поощряли националистические милитаристские устремления реакционных кругов Японии.

В мае — июне в Токио нанес визит Хуа Гофэн, бывший тогда премьером Госсовета КНР. Была, достигнута договоренность о расширении на долговременной основе торгово-экономических обменов и сотрудничества в совместной разработке китайских месторождений нефти и угля. Было подписано соглашение о двустороннем научном и техническом сотрудничестве. Хуа Гофэн вторично выезжал в Токио для участия в похоронах М. Охиры.

В сентябре КНР посетил М. Ито. В декабре в Пекине состоялось первое японо-китайское совещание на уровне министров по вопросам экономического сотрудничества, на котором японскую делегацию возглавлял министр иностранных дел. Выявилось, что Китай не может обеспечить полного выполнения своих прежних обязательств: было объявлено об отсрочке осуществления и даже ликвидации некоторых крупных контрактов, о существенном сокращении согласованных ранее объемов поставок нефти в Японию.

В области внешних сношений Японии с другими странами заметными событиями были поездка М. Охиры в Мексику и Канаду (май), встреча М. Ито в Нью-Йорке с министром иностранных дел Израиля И. Шамиром (сентябрь), поездка М. Ито в Египет (декабрь), визит президента Замбии К. Каунды в Токио (сентябрь), в ходе которого стороны взаимно обязались содействовать расширению торговли и экономического сотрудничества.

Развитию советско-японских отношений мешало стремление правящих кругов Японии солидаризироваться с политикой администрации Дж. Картера, поддержка гегемонистского курса китайского руководства. Они пошли на ограничение контактов с СССР в разных сферах, а также пытались применить к Советскому Союзу так называемые экономические санкции, продолжали выдвигать территориальные притязания, отказались послать японскую команду на Олимпиаду в Москву. Для оправдания этих недружественных действий использовались миф о «советской военной угрозе» и тому подобные измышления. Вместе с тем экономические связи между СССР и Японией оставались значительными и выгодными для обеих сторон.

Советский Союз неоднократно демонстрировал свою готовность развивать отношения с Японией, в том числе - в политической области. Как подчеркивал Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев в августе 1980 г., степень развития этих отношений зависит от японской стороны, от того, «насколько японское руководство сумеет сохранить самостоятельный, реалистический курс в своей политике, не поддаваясь влиянию извне, толкающему Японию на опасный путь милитаризации и враждебных Советскому Союзу действий». Такая позиция была еще раз подтверждена на встрече министра иностранных дел СССР А. А. Громыко с М. Ито в Нью-Йорке (сентябрь).

Состоявшаяся в Москве вторая встреча «круглого стола» советской и японской общественности (ноябрь) показала, что общественность Японии выступает за развитие отношений двух стран в духе добрососедства и сотрудничества. В 1980 г. торгово-экономические связи Японии с другими социалистическими странами сохранялись в прежнем объеме.

А. Иванов, Н. Куцобина

БИБЛИОГРАФИЯ
Япония 1980. Ежегодник. М., 1980.
Экономическое положение капиталистических и развивающихся стран. Обзор за 1980 г. и начало 1981 г. Приложение к журналу «Мировая экономика и международные отношения», 1981, № 8, раздел «Япония».
Ковригин Е. Б. Экономическая экспансия Японии. М., 1980.
Сенаторов А. И. XV съезд Компартии Японии, к завоеванию новых рубежей.— Рабочий класс и современный мир, 1980, № 3.
Спандарьян В. Б. Советско-японские торгово-экономические отношения.— Проблемы Дальнего Востока, 1980, № 3.
Тамгинский И. И. Япония в тисках противоречий.— Проблемы Дальнего Востока, 1980, № 3.
Хлынов В. На пороге 80-х годов.— Мировая экономика и международные отношения, 1980, №11.

Политика и экономика 1981 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Политика и экономика 1981, publ | Просмотров: 1925 | Автор: platoon | Дата: 29-06-2011, 08:45 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Архив записей

Сентябрь 2017 (15)
Август 2017 (11)
Июль 2017 (10)
Июнь 2017 (34)
Май 2017 (21)
Апрель 2017 (29)


Друзья сайта

  • Отключение горячей воды в Мурманске летом 2017 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму