Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
НЕМЕЦКИЙ ШПИОНАЖ В РОССИИ
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
Развитые капиталистические страны: проблемы и события
Мир капитализма на рубеже двух десятилетий: углубление экономических и социальных противоречий

70-е годы ознаменовались нарастанием всего комплекса непримиримых экономических и социальных противоречий капиталистического общества, которые получили свое логическое продолжение и развитие в начале 80-х годов. Этот процесс развертывался в сложной и бурной обстановке противоборства двух направлений в мировой политике: курса на обуздание гонки вооружений, укрепление мира и разрядки, на защиту суверенных прав, свободы народов, проводимого мировым социализмом, и империалистического курса на подрыв разрядки, взвинчивание гонки вооружений, политики угроз и вмешательства в чужие дела, подавления освободительной борьбы.

В эти годы происходило дальнейшее обострение общего кризиса капитализма. В Отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXVI съезду партии подчеркивалось: «Капитализм, конечно, не застыл в своем развитии. Но он переживает уже третий за последние десять лет экономический спад». Вместе с тем небывалых масштабов достигла инфляция. Ее размах свидетельствует об очередных провалах государственного регулирования капиталистической экономики. Антиинфляционные мероприятия буржуазных правительств, по существу, способствовали застою производства и росту безработицы. Стремление сдержать кризисное падение производства еще больше усиливает инфляцию, которая, в свою очередь, подхлестывается беспрецедентным ростом ассигнований на гонку вооружений.

На рубеже двух десятилетий заметно углубились социальные антагонизмы буржуазного общества. Попытки сбить накал классовой борьбы путем отдельных социальных реформ не увенчались успехом. Использование монополистическим капиталом в своих узкокорыстных целях новейших научно-технических достижений оборачивается против трудящихся масс и тем самым определяет неизбежность нарастания забастовочной борьбы. В то же время обостряются межимпериалистические противоречия, как и противоречия между империализмом и бывшими колониальными странами, которые при всемерной поддержке мирового социализма выступают за устранение всех форм эксплуатации их иностранным капиталом, за перестройку международных экономических отношений на началах подлинного равноправия.

В этих условиях в мировом капиталистическом хозяйстве произошли или наметились существенные изменения, которые оказали и, по всей видимости, будут оказывать в ближайшем будущем заметное влияние на всю систему как внутренних, так и международных экономических и социально-политических проблем современного капитализма. К такого рода изменениям прежде всего относится явное ухудшение условий общественного воспроизводства во всех основных группах стран капиталистического мира, что нашло свое выражение в существенном замедлении динамики их экономического развития.

Развернувшийся в капиталистическом мире после экономического кризиса 1974—1975 гг. очередной циклический подъем оказался в большинстве стран непродолжительным и вялым. Он фактически не прервал начавшую формироваться еще в конце 60-х годов тенденцию к общему снижению темпов роста производства. Об интенсивности и конкретных проявлениях действия этой тенденции свидетельствуют основанные на статистике ООН в сопоставимых ценах 1975 г.

За этими суммарными показателями скрываются крайне противоречивые процессы. С наибольшей силой отмеченная тенденция действовала в экономических центрах мирового капиталистического хозяйства. Темпы роста их совокупного валового внутреннего продукта (ВВП) в 1974—1980 гг. сократились в среднем по сравнению с 1961—1973 гг. почти наполовину. Это было, прежде всего, следствием замедления динамики развития решающей сферы материального производства — промышленности. Совокупные темпы ее роста снизились за соответствующие периоды более чем в 3 раза (с 5,9 до 1,8%). Одновременно под воздействием трех за последние десять лет экономических спадов (в начале 70-х, в середине 70-х, в начале 80-х годов) наметилось ухудшение условий воспроизводства в других основных отраслях экономики. В развитых капиталистических странах, по сути дела, не было основных сфер общественного производства, где бы не наблюдалась тенденция к замедлению темпов роста.

Выявилась тенденция к сокращению темпов роста ВВП и в развивающихся странах. Правда, оно не было столь значительным, как в индустриальных центрах капитализма. И все же выдвинутая ООН стратегическая цель — достичь в 70-е годы среднегодового шестипроцентного роста реального валового продукта развивающегося мира — оказалась невыполненной. Несомненно, тут сыграл свою роль экономический кризис середины 70-х годов. Наиболее тяжелыми его последствия оказались для промышленности развивающихся стран. Среднегодовые темпы её роста за отмеченные в таблице 1 периоды упали более чем в 2,7 раза.

Падение затронуло в первую очередь добывающую промышленность. Усилились кризисные явления и в ряде других отраслей экономики развивающихся стран, в том числе в такой важной для них сфере, как сельское хозяйство. Среднегодовые показатели увеличения производства сельскохозяйственной продукции всей группы развивающихся стран составили в 1971—1980 гг. около 2,4% против 2,7 в 1961—1970 гг. Иначе говоря, они оказались ниже, чем темпы прироста населения этих стран, которые за последнее десятилетие составляли примерно 2,5% в год.

Все это не могло не сказаться на динамике международных рыночных взаимосвязей как развитых капиталистических, так и развивающихся стран. В 1980 г. темпы роста физического объема товарооборота на мировом капиталистическом рынке, как и в предшествующем десятилетии, сохраняли тенденцию к понижению. По сравнению со средним уровнем 70-х годов они существенно сократились (на основе экспортных цен 1975 г.) (см. табл. 2). Негативные последствия этого процесса в весьма значительной мере затронули развивающиеся страны, которые, оставаясь на неравноправном положения в системе международного капиталистического разделения труда, все еще вынуждены выплачивать огромную внешнеторговую дань иностранному монополистическому капиталу.

В условиях ухудшающейся экономической и социальной ситуации в странах капитала заметно обострилась, как отмечалось на XXVI съезде КПСС, межимпериалистическая борьба в мировом капиталистическом хозяйстве. Своеобразие этой борьбы на рубеже 80-х годов заключалось, прежде всего, в том, что она протекала в обстановке завершения очередного циклического подъема и вступления капиталистического мира в полосу нового экономического спада. В 1980 г. в ходе ожесточенного экономического соперничества между империалистическими монополиями и державами вопрос стоял уже, как правило, не о наращивании темпов роста производства, а о максимально возможном их сохранении от дальнейшего кризисного падения.

Первостепенное значение в этой связи приобрело серьезное замедление в самом конце 70-х годов развития, а затем и абсолютное падение объема валового производства в крупнейшей стране современного капитализма — США. Если реальный объем их валового национального продукта (ВНП) в 1978 г. увеличился на 4,8%, а в 1979 г. — на 3,2%, то в 1980 г. он был ниже уровня предшествующего года. Особенно значительно сократился выпуск промышленной продукции. Отсюда вытекали двоякого рода последствия. С одной стороны, разразившийся на рубеже 80-х годов циклический кризис в США, валовой продукт которых и поныне все еще составляет около 3/б валового продукта всех других капиталистических государств, вместе взятых, в решающей мере способствовал отмеченному выше резкому снижению динамики экономического развития в масштабах всей мировой системы капиталистического хозяйства.

С другой стороны, сохранение в экономике ряда капиталистических государств в конце 1979 и начале 1980 г., хотя и невысоких, темпов роста производства привело к дальнейшему ослаблению на рубеже 80-х годов позиций США в капиталистической системе. Примерно в том же направлении протекали основные экономические процессы в Великобритании, где во второй половине 1979 г. также завершилась фаза подъема. Падение производства в этой стране в 1980 г. по ряду показателей (особенно в ведущих отраслях обрабатывающей и строительной промышленности) оказалось даже более глубоким, чем в ходе предшествующего циклического кризиса середины 70-х годов.

Тем самым одна из характерных черт экономики капитализма послевоенного периода в целом — снижение в ней удельного веса США, а также Великобритании — находит в последнее время весьма четкое выражение в процессе усиления неравномерности экономического развития капиталистических государств. Своеобразие текущего этапа этого процесса наглядно проявляется также на примере Японии. Хотя среднегодовые темпы ее экономического развития в 1974—1980 гг. сократились более чем в 2 раза по сравнению с предшествующим периодом, ее удельный вес в совокупном валовом продукте капиталистических стран продолжал повышаться. В 1980 г. он достиг более 13%, то есть значительно превзошел соответствующие показатели идущих вслед за Японией ФРГ (почти на 1/3), Франции (на 2/3) и Англии (в 2,6 раза). А ведь еще два десятилетия назад Япония заметно отставала от этих стран. Разрыв между японской и американской экономикой до сих пор остается огромным и оценивается соотношением примерно 2,8 : 1 в пользу США. Но тенденция к его сокращению сохраняется, поскольку Японии даже в нынешних условиях ухудшения экономической конъюнктуры пока что удавалось удерживать более высокие темпы роста по сравнению с другими ведущими капиталистическими государствами, особенно с США и Англией.

С тяжелым грузом нерешенных социально-экономических проблем, весьма неблагоприятными хозяйственными итогами и перспективами вступили в 80-е годы такие крупные индустриальные державы, как ФРГ, Франция, Италия, Канада, а также преобладающее большинство остальных развитых капиталистических стран. При немаловажных различиях текущей динамики их экономического развития всем им также была свойственна тенденция к существенному замедлению темпов роста валового продукта.

Обострение неравномерности экономического развития не ограничивается лишь рамками индустриальных центров мирового капиталистического хозяйства. Оно охватывает также процессы, характеризующие как соотношение экономических сил между двумя основными, противостоящими друг другу в рамках этого хозяйства группировками стран — развитыми капиталистическими и развивающимися, так и быстро нарастающую дифференциацию в обширнейшей и крайне разнородной группе стран бывшей колониальной периферии империализма, в которую входят ныне свыше 100 суверенных государств Азии, Африки, Латинской Америки и Океании с населением, составлявшим в 1980 г. 74% населения всех стран несоциалистического мира.

Существенные изменения в соотношении динамики экономического развития в пользу освободившихся стран произошли за последние годы. Среднегодовые темпы роста их ВВП в 1960—1973 гг. оказались на 20%, а в 1974—1980 гг.— почти вдвое выше, чем в центрах современного капитализма. В еще большей степени такого рода тенденции проявились в сфере промышленности. В результате, как показывает таблица 4, на рубеже 80-х годов продолжался сравнительно быстрый рост удельного веса развивающихся стран в совокупном производстве большинства основных отраслей промышленности мирового капиталистического хозяйства. Однако динамика роста производства развивающихся стран также приобрела тенденцию к снижению.

Между странами развивающегося мира, в свою очередь, наблюдается широкая и все нарастающая дифференциация динамики и уровней экономического развития. Об ее усилении, в том числе и о резких колебаниях темпов роста производства в различных группах развивающихся стран, свидетельствует таблица 5. Из нее, в частности, следует то, что в начале 80-х годов в большинстве районов Азии, Африки и Латинской Америки, за исключением главным образом нефтедобывающих стран, наметилось очередное замедление динамики экономического роста. Эту динамику нельзя рассматривать в отрыве от спада производства в начале 80-х годов в индустриальных центрах капитализма. Синхронность этих процессов отражает закономерности, присущие мировому капиталистическому хозяйству.

В общем, на рубеже двух десятилетий в развитии мирового капиталистического цикла, сложилась кризисная, но далеко не однозначная ситуация, определяемая в немалой степени явным усилением неравномерностью экономического, в том числе и асинхронности циклического развития отдельных национальных хозяйств и различных групп стран. Характеризуя эту ситуацию в центрах современного капитализма, авторы «Мирового экономического обзора ООН за 1979—1980 гг.» отмечали: «Имеются свидетельства тому, что развитая рыночная экономика, еще не оправившаяся полностью от рецессии 1974—1975 гг., вступила в новую полосу падения делового цикла». И действительно, последующий ход событий показал, что кризисные явления перепроизводства в мировой капиталистической экономике приобрели широкий размах, охватывая не только ее индустриальные центры, но и многие развивающиеся страны, прежде всего в африканском и азиатском регионах.

При анализе широкомасштабных процессов, протекающих в мировом капиталистическом хозяйстве, первостепенное значение приобретает выяснение динамики его циклического развития, особенно в сфере промышленного производства. Именно в этой сфере, в конечном счете, и формируются циклические колебания капиталистической экономики. Развернувшийся в 1980 г. экономический спад, как показывают факты, продолжался во многих индустриально развитых странах и в 1981 г. Поэтому для его полной и всесторонней оценки пока нет достаточных данных. Тем не менее, уже есть основания для более или менее обобщающей характеристики ряда отличительных черт экономического цикла, начало которому положил кризис середины 70-х годов.

Во-первых, наступившие сравнительно одновременно в главных регионах капиталистического хозяйства вслед за послекризисной депрессией фазы оживления и подъема не привели к быстрому росту производства, как это обычно имело место в соответствующих фазах предшествующих послевоенных мировых экономических циклов. Во-вторых, послекризисный рост экономики протекал в условиях продолжающейся дестабилизации структурных взаимосвязей мирового капиталистического хозяйства — энергетических, аграрно-сырьевых, валютно-финансовых и др. В-третьих, крайне обострилась диспропорциональность и скачкообразность развития ведущих отраслей основной циклообразующей сферы капиталистической экономики — промышленности — по отдельным странам и группам стран. В свою очередь, это способствовало, наряду с общим ухудшением экономической ситуации, неодновременности вызревания предпосылок промышленных кризисов перепроизводства.

Глубинные противоречия и нарастающая неустойчивость мировой экономической системы капитализма четко проявляются в инфляционном процессе, охватившем прежде всего ее основные центры. «Невиданные масштабы,— отмечалось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии,— приобрела инфляция. С 1970 года в развитых капиталистических странах цены поднялись в среднем в 2,3 раза, в том числе с 1975 года — в полтора раза. Кривая роста инфляции становится все круче». О размерах и темпах инфляции в развитых капиталистических и развивающихся странах дает представление таблица 6. Данные наглядно свидетельствуют о том, что инфляционный рост цен превратился в неотъемлемый, постоянно действующий фактор кризисного развития современного капиталистического хозяйства.

Сочетание циклического снижения темпов роста производства и бурного инфляционного процесса — явление, возникшее сравнительно недавно. Широкое развитие оно получило главным образом в истекшем десятилетии, особенно в результате экономического кризиса 1974—1975 гг. До этого, как правило, рост цен развертывался в фазах подъема мирового и национальных экономических циклов. В условиях же кризисных фаз этот рост обычно замедлялся или прекращался.

Общая направленность и синхронность инфляционного процесса не исключают, однако, серьезных различий в формах его проявления по отдельным странам. Так, в 1980 г. темпы роста цен на потребительские товары в Великобритании были в 3,3 раза выше, чем в ФРГ, и почти в 2,3 раза выше, чем в Японии, хотя и в последних двух инфляция достигала довольно значительных масштабов. Рубеж 80-х годов ознаменовался и для большинства других капиталистических стран новым витком инфляционной спирали. Во Франции, например, за последние два года цены на потребительские товары возросли на 1/4, в Канаде — на 1/5, а в Италии — на 2/5.

Существенные изменения в динамике инфляционного процесса произошли в развивающихся странах. В 1971—1980 гг. среднегодовые темпы роста потребительских цен там превысили 18%, тогда как в предшествующем десятилетии они составляли лишь около 3%. За ту же сумму денег в начале 80-х годов в этих странах можно было приобрести товаров широкого потребления в четыре с половиной раза меньше, чем в начале прошлого десятилетия.

Среднестатистические данные, конечно, сглаживают значительную и быстро расширяющуюся дифференциацию инфляционного роста цен по различным странам и группам стран. Но в целом темпы «галопирующей» инфляции оказались в развивающихся странах за 70-е годы примерно вдвое выше, чем в развитых капиталистических странах. Прежде соотношение динамики роста цен между этими двумя группами стран складывалось в ином направлении: в первой группе стран цены в 60-е годы росли, как правило, медленнее, чем во второй. Новая волна инфляции захлестнула развивающиеся страны на рубеже 80-х годов.

Только за 1979—1980 гг. цены на потребительские товары там поднялись более чем на 2/3, в том числе в нефтеэкспортирующих странах — на 1/4, а в нефтеимпортирующих — на 4/5

Всесторонняя оценка инфляционного процесса непременно требует учета соотношения национальных и мировых цен, без чего практически невозможно достаточно четко выявить многие его особенности. Из данных таблицы 6 явствует, что за последнее десятилетие экспортные цены (в основном определяющие уровень мировых цен), как правило, росли в целом быстрее цен на национальных рынках. Тем самым по внешнеторговым каналам инфляционные тенденции стали распространяться из одних стран в другие. Они подрывали усилия по стабилизации национальных цен в странах-импортерах, вели к еще большему подъему там темпов инфляции, что, в свою очередь, способствовало повышению уровня цен их экспорта и т. д. В общем, возник своего рода «заколдованный круг» взаимодействия внутренних и внешних факторов инфляции, в формировании которого особое значение приобрел стремительный рост цен на экспортную продукцию индустриальных и нефтедобывающих стран. Национальные хозяйства экономически менее развитых стран оказались особенно подверженными влиянию импортируемой извне инфляции.

Развернувшаяся в последние годы цепная реакция роста внутренних и экспортных цен в развитых капиталистических и развивающихся странах привела к небывалому для мирного времени подъему цен мирового капиталистического рынка. Если в 1961— 1970 гг. они увеличились в рамках всего рынка на 15%, то в 1971—1980 гг.— более чем на 370%. В развитых капиталистических государствах соответствующие показатели составили 16 и 310%. Для развивающихся стран скачок был еще более разительным — с 7 до почти 660%, что было вызвано в значительной мере взлетом цен на экспортируемое нефтедобывающими странами энергетическое сырье. Только за последние семь лет (1974— 1980 гг.) цены мирового капиталистического рынка на сырую нефть возросли почти в 10 раз.

Основная масса товарной продукции, поступающей на мировой капиталистический рынок, приходится на товары обрабатывающей промышленности. Поэтому рост цен на промышленные изделия имеет первостепенное значение для конкретной оценки инфляционных тенденций на этом рынке. За последнее десятилетие мировые цены на промышленные товары поднялись почти втрое. Вплоть до начала 80-х годов они росли быстрее, чем цены на сырьевые товары (без топлива). В результате экспортеры промышленных изделий пока что сохраняют на мировом капиталистическом рынке преимущества перед экспортерами аграрно-сырьевой продукции. Вместе с тем впервые за послевоенный период рост цен на товары обрабатывающей промышленности оказался в истекшем десятилетии намного меньше, чем на топливо. В настоящее время капиталистические и развивающиеся страны расходуют на ввоз топлива около '/з валютных средств, затрачиваемых на импорт промышленных изделий, и почти в полтора раза больше средств, чем на импорт всех других сырьевых и продовольственных товаров, вместе взятых. Бурный рост национальных и мировых цен — неизбежное следствие обострения всех противоречий современного капитализма — превратился, таким образом, в один из решающих факторов последовательного нарастания этих противоречий.

Среди важнейших результатов так называемых стагфляционных процессов, то есть органического сочетания кризисного состояния экономики (стагнации) и нарастающей инфляции, следует отметить замедление в последние годы темпов роста общественной производительности труда в индустриальных центрах современного капитализма. Авторы «Мирового экономического обзора ООН за 1979—1980 гг.» вынуждены были констатировать:

«Одним из серьезных компонентов стагфляции остается получившее широкое распространение в индустриальных странах снижение роста производительности труда... Влияние инфляции на замедление или падение производительности труда тяжело отражается на все растущем числе стран и секторов экономики». Среднегодовые темпы роста производительности труда во всех индустриально развитых капиталистических странах, вместе взятых, снизились с 5,3% в 1960-1973 гг. до 2,8% в 1974-1979 гг. и до немногим более 1% в 1980 г. Причем в экономике ряда из них, прежде всего США, Англии, Канады, на рубеже 80-х годов наметилось абсолютное падение производительности труда. Все это ведет к снижению жизненного уровня трудящихся масс.

На рубеже двух десятилетий продолжалось углубление структурных кризисов мирового капиталистического хозяйства, ведущее к возникновению новых и усилению традиционных форм межимпериалистической борьбы за рынки сбыта, источники сырья, энергии, сферы приложения капитала. В отличие от циклических кризисов, периодически потрясающих экономику капитализма, структурные кризисы, как и инфляция, в нынешней обстановке стали постоянно действующими факторами функционирования этого мирового хозяйства. К структурным прежде всего относится энергетический кризис, последствия которого наиболее ощутимо дали о себе знать в росте цен на топливо, особенно на нефть и газ. В 1973—1978 гг. мировые цены на топливо возросли впятеро, а в 1979—1980 гг.— еще почти в 2,4 раза, в том числе на нефть — более чем в 2,5 раза.

Тем самым в последние годы развернулся новый этап энергетического кризиса. Он привел к еще большему нарастанию нестабильности всей системы международных экономических отношений в мировом капиталистическом хозяйстве. Свидетельством тому могут служить скачкообразные колебания сальдо платежных балансов, где сводятся воедино финансовые итоги внешнеэкономических взаимоотношений различных стран и групп стран друг с другом (см. табл. 7). В 1980 г. отрицательное сальдо платежных балансов всей группы развитых капиталистических стран превысило 70 млрд. долл., или оказалось более чем вдвое выше, чем в предшествующем году. Резко ухудшилось положение развивающихся стран — импортеров нефти. Дефицит их платежных балансов в начале нынешнего десятилетия достиг 50 млрд. долл., то есть увеличился примерно в полтора раза по сравнению с 1978 г. Положительное сальдо платежных балансов нефтеэкспортирующих стран в 1980 г. впервые превзошло стомиллиардный уровень. Столь резких колебаний предшествующая история мирового капиталистического хозяйства не знала.

Резкие изменения в платежных балансах отмеченных групп стран впитывают в себя последствия не только энергетического, но и всех других структурных кризисов капиталистического хозяйства, В них отражаются также итоги внутренней и внешней экономической политики различных групп развитых капиталистических и развивающихся государств, дезорганизующая, узкокорыстная деятельность транснациональных монополий и т. п.

Все явственнее обнаруживается обострение сырьевых проблем современного капитализма, что, в свою очередь, ведет к дальнейшему нарастанию противоречий в системе мировых хозяйственных взаимосвязей капиталистических и развивающихся стран. В этой сфере, как и в области производства энергоресурсов, наметилась, хотя и не в столь резких формах, новая фаза роста цен на многие виды продукции. Так, лишь в 1979—1980 гг. общий индекс мировых цен на сельскохозяйственное сырье подскочил примерно на 1/4, на минеральное сырье (без топлива) — более чем на 1/3, в том числе на железную руду — почти на 2/5. Вместе с тем цены на отдельные виды сельскохозяйственной продукции (растительные жиры, кофе, джут и др.), производимой главным образом развивающимися странами, сохраняли тенденцию к понижению. Быстро усиливающаяся диспропорциональность роста мировых цен на сырье, их лихорадочные колебания остаются характерными особенностями современного этапа сырьевого кризиса.

Все более осложняется в капиталистической системе мирового хозяйства и продовольственная проблема. Углубляется разрыв в обеспечении населения продовольствием между ее экономическими центрами и странами бывшего колониального мира. В настоящее время по калорийности питания в расчете на одного жителя развитые капиталистические страны более чем наполовину превосходят развивающиеся. Положение осложняется тем, что среднегодовое производство продовольствия в наиболее экономически отставших странах продолжало сохранять тенденцию к понижению. Так, за последнее десятилетие оно сократилось в этих странах, население которых составляет свыше 1,3 млрд. человек, более чем на 3%. В аграрном секторе экономики многих развивающихся стран все еще продолжают господствовать поддерживаемые империализмом и внутренней реакцией пережитки отсталых, феодальных и полуфеодальных отношений.

В чрезвычайно многоплановом комплексе все осложняющихся социально-экономических проблем капитализма усиливается роль процессов, протекающих в сфере международных валютно-финансовых и торгово-экономических отношений. В них, по существу, преломляются важнейшие явления, характеризующие современный этап кризиса капиталистической системы мирового хозяйства, В последние годы оно все чаще испытывает валютные потрясения, в которых отражается развал послевоенной системы международных расчетов, построенной на господстве американского доллара. В беспрестанных колебаниях курсов валют капиталистических государств и в резких изменениях соотношений между ними проявляются нарастающая экономическая неустойчивость капитализма, ход межимпериалистической борьбы на мировом капиталистическом рынке.

В этой обстановке необычайно высокого уровня достигла финансовая задолженность развивающихся стран центрам капитализма. За последнее, десятилетие она увеличилась более чем в 7 раз и в начале 80-х годов приблизилась к 500 млрд. долл., то есть почти достигла суммы годового экспорта развивающихся стран. Только в 1980 г. в счет погашения задолженности, а также процентов и дивидендов по ней эти страны должны были выплатить свыше 70 млрд. долл. На рубеже 80-х годов ситуация для развивающихся стран складывалась особенно трудной, прежде всего вследствие резкого усиления в центрах современного капитализма инфляционных тенденций и кризисных явлений, тяжесть которых империалистические державы и их монополии стремятся переложить на экономически более слабые страны.

Вполне закономерно, что народы освободившихся государств усиливают борьбу против неравноправия и дискриминации в международных торгово-экономических и финансовых отношениях. На XXVI съезде партии Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев заявил: «В середине 70-х годов бывшие колониальные страны поставили вопрос о новом международном экономическом порядке. Перестройка международных экономических отношений на демократической основе, на началах равноправия исторически закономерна. Здесь многое может и должно быть сделано. Но, конечно, нельзя, как это иногда делают, сводить вопрос просто к различиям между «богатым Севером» и «бедным Югом».

Мы готовы содействовать и на практике содействуем установлению справедливых международных экономических отношений». В мировом капиталистическом хозяйстве каждый новый виток кризисного обострения его противоречий возникает не вдруг, не в силу какого-либо случайного стечения обстоятельств. Он вызревает исподволь, постепенно и становится очевидным лишь тогда, когда, по выражению Маркса, «дом уже обрушивается на голову». В начале 80-х годов капиталистическая экономика вошла в полосу нового широкомасштабного кризисного спада, обусловленного быстрым нарастанием и органическим сочетанием ее циклических и структурных противоречий. События последних лет подтверждают фундаментальность выводов XXV и XXVI съездов КПСС, что обострение этих противоречий является неотъемлемой чертой процесса углубления общего кризиса капитализма.

Политика и экономика 1981 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Политика и экономика 1981, publ | Просмотров: 3714 | Автор: Platoon | Дата: 29-06-2011, 06:31 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Октябрь 2014    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Архив записей

Октябрь 2014 (16)
Сентябрь 2014 (31)
Август 2014 (19)
Июль 2014 (14)
Июнь 2014 (20)
Май 2014 (14)


Друзья сайта

Monterey reefers view topic купить футболка ea7.
  • Повышение квалификации строителей