Главная | Регистрация | Вход | RSS

Архиварий-Ус

Меню сайта
Категории раздела
Новости
Мои статьи
Политика и экономика 1980
Литературная газета
Газета "Ленинская Правда"
Газета "Правда"
Еженедельник "За рубежом"
Газета "Полярная Правда"
Газета "Московская правда"
Немецкий шпионаж в России
Журнал "Трезвость и культура"
Политика и экономика 1981
Журнал "Юность"
Статистика
Яндекс.Метрика
ЗЕЛЕНЫЙ ПОЯС ДЛЯ САХЕЛЯ

ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА

Политические деятели и экономисты, демографы и социологи, медицинские работники и специалисты по сельскому хозяйству бьют тревогу: несмотря на предпринимаемые усилия, экономическое положение многих африканских стран, особенно положение с продовольствием, продолжает ухудшаться. Наибольшие тяготы и страдания выпали на долю народов района Сахеля — Сенегала, Мали, Верхней Вольты, Нигера, Чада, Судана,— где за последние 20 лет в результате неоднократных многолетних засух погибли десятки тысяч людей, миллионы голов домашнего скота. Эта катастрофа, обернувшаяся страшной трагедией для целых народов, заставила различные международные организации вплотную заняться вопросами экологии Сахеля. 

Без их решения в этом огромном районе Африки невозможно обеспечить стабильные урожаи продовольственных культур, развитие продуктивного животноводства, улучшение условий жизни человека.

Люди, животные и растения на севере Камеруна и в Чаде страдают от сильной засухи, которая, как считают специалисты, стала следствием быстрого наступления пустыни Сахара в южном направлении. Дикие животные в заповеднике Ваза (Камерун) гибнут от жажды, поскольку после двух коротких периодов дождей
многие водоемы пересохли. Согласно данным правительственной газеты «Камерун трибюн», в этом районе в нынешнем году впервые за два столетия не выпали осадки. В результате засухи Камерун соберет, вероятно, только 60 тысяч тонн хлопка вместо 80 тысяч тонн в прошлом году.

Правительства стран района Сахеля разрабатывают и осуществляют программы посадки деревьев, развития сельского хозяйства и усовершенствования структуры пастбищ, но, как признается самими же властями, они нередко приносят разочарование. Несмотря на предпринимаемые усилия, поля во многих районах по-прежнему расчищают путем выжигания кустарников, не удается убедить скотоводов-кочевников сократить поголовье скота, которое слишком велико для небольших пастбищ Сахеля. И все же там, где работа по борьбе с наступлением пустыни ведется планомерно и продуманно, она дает обнадеживающие результаты.

«МОНД», ПАРИЖ.

1973 год. Засуха продолжается уже шесть лет. В районе Сахеля (зона полупустынь и опустыненных саванн к югу от Сахары.— Ред.) погибло от 60 тысяч до 100 тысяч человек, а быть может, и больше: откуда взять точные данные, если речь идет о странах, где статистика столь же ненадежна, как и климат? Только за 1973 год от голода пала четверть поголовья всего скота. В 1974 году наконец-то на страны Сахеля обрушился поток продовольственной помощи и предложений о содействии в осуществлении проектов развития, поток неудержимый и беспорядочный, вызванный необходимостью, стремлением, чтобы «это никогда больше не повторилось».

1982 год. Кое-где засуха все еще продолжается. Производство продовольствия возрастает медленнее, чем численность населения. Лесные же массивы по-прежнему сокращаются, что ведет к дальнейшему опустыниванию земель. А ведь совершенно очевидно, что усилия по сохранению лесов прилагались.

ЛЕСОВОДЫ ПУСТЫНИ

С одной стороны дороги просо всходит зелеными пучками, разбросанными по белой земле,— ему достаточно было нескольких миллиметров осадков. С другой — пески, которые иногда выползают на дорогу. А вот и лес, тысячи эвкалиптов стоят колоннами, как на параде. Капельная система орошения несет к их корням влагу. В Сахеле ли мы? Мы ожидали увидеть пустыню, воображение рисовало картину растрескавшейся земли, скелеты погибших животных. И вдруг — плантация, орошаемая водой из Нигера.

Здесь, в Намард-Гунгу, недалеко от Ниамея, проводится эксперимент по интенсивному разведению эвкалиптового леса на площади свыше 100 гектаров. Цель — на 5 процентов обеспечить потребности жителей столицы в дровах. Четверть производимой древесины пойдет на изготовление стройматериалов.

Специалисты подсчитали: благодаря эвкалиптам медленнее вырубаются другие виды деревьев, так что гектар этих посадок позволяет сохранить десять гектаров местных пород. По их прогнозам, один гектар должен давать 30 кубометров древесины в год, исходя из чего они определили размеры необходимых капиталовложений. Расходы, однако, оказались выше запланированных и достигли 2 миллионов африканских франков (50 афр. франков = 1 французскому франку) на гектар, который пока что дает всего лишь 10 кубометров древесины.

Расходы на содержание хозяйства также оказались выше.

Тем не менее, рентабельность проекта представляется гарантированной. Все будет зависеть от продажной цены на стройматериалы и дрова, манипулируя которой правительство сможет регулировать потребление. Лесоводы Нигера, гордые своими промышленными плантациями, слишком долго скрывали правду. «Этот проект очень дорого обходится». «Пришлось вернуться к благоразумию». Министр сельского развития говорит следующее: «Надо извлечь уроки из проекта. Лесонасаждение должно стать делом самого населения в соответствии с его потребностями»...

«ЕСЛИ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАТЬ, ЖДИТЕ КАТАСТРОФЫ»

По мосту тянется бесконечная черепа верблюдов, ежедневно перевозящих топливо для горожан. Лесорубам Ниамея приходится отправляться за 70 километров в поисках дров. Каждый верблюд перевозит один кубометр, который стоит 3 тысячи африканских франков. «Дрова часто обходятся дороже содержимого котелка»,— говорят здесь.

Других источников энергии нет. И хотя оценки потребностей населения в топливе не всегда совпадают, одно совершенно ясно: 14 миллионов гектаров лесного массива недостаточно для 5,8 миллиона жителей Нигера. Рост городов усиливает наступление на леса: если в городе 10 тысяч человек, это означает полную вырубку деревьев в радиусе 15 километров, то есть вокруг населенного пункта образуется маленькая пустыня. В Ниамее до начала засухи было 100 тысяч жителей, а в 1977 году — 225 тысяч.

На вопрос: «Насколько еще хватит запасов леса?» — молодой руководитель программы освоения и рационального использования природных ресурсов страны отвечает несколько обескураженно: «Не знаю, но если ничего не будет сделано, ждите катастрофы. Одни говорят, что Сахель превращается в пустыню, другие — что Сахель возвращается в пустыню. Мы же проводим учет естественных ресурсов в долгосрочном плане, учет потребностей и организуем показательные участки, где наглядно поясняется, что следует делать».

Идея планирования лесного хозяйства родилась после засухи и провала проводившихся стихийно мероприятий. Операция «Зеленый Сахель», или «Зеленая стена от Хартума до Дакара»,— все это непродуманные замыслы. Сейчас возникло несколько более разумное движение за сохранение того, что осталось.

Нигерские специалисты по лесопосадкам начали эксперименты по осуществлению посадок «всухую». На этот раз размеры требуемых капиталовложений представляются более разумными: 2 тысячи афр. франков на гектар, в десять раз меньше, чем на орошаемых землях, а расходы по уходу за плантациями составляют 70 тысяч афр. франков в год. Но и продуктивность ниже: 30 кубометров с гектара за 8 лет. Вот почему такие плантации, как, например, в Бирни Нконни, где предполагается засадить 140 гектаров, создаются скорее с показательной целью, чтобы побудить жителей деревни сажать деревья.

В Терасе питомник завезенных деревьев породы прозопис был организован рядом с водохранилищем большого гидросельскохозяйственного комплекса. Но земледельцы, которые вначале, кажется, согласились провести посадочные работы, чтобы создать защитную полосу для сельскохозяйственных культур, не откликнулись на призыв. В этом районе, где орошение позволяет возделывать доходные культуры, эффект от лесонасаждений незаметен, и у крестьян возникает впечатление, что они работают «для правительства».

В Бусе (округ Тахва), напротив, впервые в летописи Сахеля население на нескольких гектарах в частном порядке посадило лес на дрова. Доход с гектара будет в два-три раза выше, чем от сельскохозяйственных культур. Там же решили создать зеленый пояс вокруг города. Работы начаты в 1974 году и при темпе один гектар в год будут закончены в 1988 году. Помимо топлива, эти зеленые пояса дают тень и защиту от ветра. Нередко можно увидеть молодые деревья на улицах и рыночных площадях городов и деревень, изнывающих под палящими лучами солнца.

Правительство Нигера хотело бы, чтобы выделялись средства на создание нескольких тысяч простейших мини-питомников в сельской местности. Такое движение уже началось. Но будет ли оно более быстрым, чем пожирающий древесину огонь?

В Нигере 3 августа вновь стал отмечаться учрежденный еще в двадцатые годы День дерева, и это даже стало главным элементом церемоний в ознаменование независимости страны. Дело в том, что дерево не только пока что единственный источник энергии, несмотря на робкие попытки распределения угля и исследований в области использования солнечной энергии. Значение дерева гораздо больше: плоды идут на питание, благодаря деревьям сохраняется фауна, они являются естественными источниками для изготовления лекарств и, наконец, культурной ценностью — священным лесом, лесом таинственным. Но в таком случае как понять истребление леса и тот факт, что жителей Сахеля трудно убедить в необходимости восстанавливать его?

КОГДА БАРХАНЫ ВНОВЬ ПОКРЫВАЮТСЯ ТРАВОЙ

Жизнь в Сахеле по-прежнему трудна, хотя последствия великой опустошительной засухи ощущаются теперь меньше. Одна из трудностей связана с необходимостью разведения лесов. Но необходимо также бороться за лучшее использование воды, лучшее орошение, чтобы в конечном счете обеспечить скот достаточным количеством кормов.

Вода в Сахеле есть. Но ее надо «приручить». Растительность препятствует размыву почвы, способствует накоплению грунтовых вод и сохранению временных прудов. Но если вода приносит жизнь, она же несет угрозу опустынивания, земля умирает из-за того, что вокруг колодца оседает слишком много людей, пасется слишком много скота.

Однако жизнь, приспособленная к естественным условиям — в одних местах занимаются кочевым животноводством, в других выращивают однолетние культуры,— полна случайностей. При выезде из Ниамея на табло, вывешенном в Исследовательском центре АГРИМЕТ, находящемся в ведении постоянного Межгосударственного комитета борьбы с засухой в Сахеле (СИЛСС), указано количество выпавших осадков за первые 16 дней июня (24,3 мм) и испарений за тот же период времени (138,6 мм). Сезон дождей (с июня по сентябрь) начинается медленно. Если он наступает слишком рано, иногда уже в апреле, просо прорастает быстро, а затем выгорает под еще жарким солнцем. Трава поднимается всего на 10 см вместо 30. Если он наступает слишком поздно, за долгий сухой период кончаются запасы фуража и зерна.

Неустойчивое количество осадков, ненадежность земель, занятых под сельскохозяйственными культурами, приводят к тому, что к югу от изогиеты 350 (изогиеты — изолинии на географической карте, соединяющие точки с одинаковым количеством осадков, выпавших за сутки, месяц, год; в данном случае — 350 мм за год.— Ред.) живет 85 процентов населения. Его плотность достигает 20 человек на квадратный километр, а иногда 50—60. Сельскохозяйственные культуры выращиваются главным образом в низинах. В настоящее время земли истощены и урожайность невелика. Слишком низкие доходы от возделывания земли не позволяют покупать удобрения. Остается навоз, но и он часто используется для подогрева пищи, поскольку нет дров.

В Иегалалане песчаные барханы высотой с дом тесным кольцом окружают цветущую долину, где выращиваются сахарный тростник, батат, хна и маниок. Под воздействием харматана (сухой ветер в Западной Африке) барханы передвигаются на два метра за три месяца, угрожая полям, которые кормят шесть тысяч человек. Сельские жители изготовляют из стеблей проса изгороди и устанавливают их на вершинах и на подветренном склоне дюн; с наветренной стороны запрещается выпас скота, сажают деревья. Результаты отличные: спустя год или два барханы вновь покрываются зеленью. За четыре года таким способом было обработано 45 гектаров, а в 1982 году — еще двенадцать. За свою работу население получает продукты. С 1975 года в долине Маджа было посажено 60 километров лесных полос, защищающих от ветра приблизительно 3 тысячи гектаров. Вначале речь шла о том, чтобы избежать ветровой эрозии и высушивания.

В небольшой деревушке Гарадум крестьяне засевали поля по 5—10 раз за сезон: раскаленный ветер выжигал всходы. Сейчас отмечаются неожиданные изменения. Урожайность растений и; влажность почвы повышаются. По результатам последних пяти лет объем продукции увеличился на 25—30 процентов. Кроме того, в результате прореживания лесных полос население обеспечивается дровами.

Другое средство — ирригация. Площадь орошаемых земель, половина которых питается водами реки Нигер, составляет, судя по всему, 200—300 тысяч гектаров. Сейчас подготавливается еще 6 тысяч гектаров. Проект Нконни — создание оросительной системы вдоль реки Маджа — достаточно внушителен: 3 тысячи гектаров, из которых 1 500 дадут, как предполагают, два урожая. Один — зимой на всей площади, и второй — только на половине этой площади в сухой сезон. Стоимость проекта также приемлема. Строительство двух плотин, одна из которых сооружена в Конго в 1975 году, а вторая — в Мозаге в 1980 году, обошлось в 2 миллиарда африканских франков.

ЖИЗНЬ ВЫНУЖДАЕТ ПО-НОВОМУ ВЗГЛЯНУТЬ НА ТРАДИЦИИ

На севере округа Агадес, в Инцуду, груда неиспользованных труб лежит на солнце. На этой селекционной станции западногерманские и нигерские специалисты отказались от капельного орошения с использованием моторных насосов. Это слишком дорого и слишком ненадежно, и к тому же данный метод не могут использовать окрестные овощеводы. Да, овощеводы, которые выращивают в этой почти что пустыне салат-латук, дыни, помидоры, морковь. Достаточно небольшого количества воды. На опытной станции в Индуду вернулись к традиционным методам: чтобы качать воду, используют быков и хитроумные «автоматические» мешки, которые, наполнившись, закрываются, когда животное движется, а когда оно останавливается, вода выливается в выдолбленный ствол дерева.

Впитываемая почвой вода не пропадает, поскольку по традиции, живущие в оазисах крестьяне выращивают не только овощи, но и финиковые пальмы.

Так что же, ирригация — это именно то решение, которое позволит добиться самообеспечения продовольствием? Но как содержать в порядке орошаемые земли и пользоваться всей этой техникой, если многие крестьяне не имеют нужных навыков? Если брать Сахель в целом, то сдача в эксплуатацию 5 тысяч гектаров только ненамного превышает то количество земель, которые становятся непригодными...

Как и другие государства Сахеля, Нигер — крупная животноводческая страна. Зона пастбищ (235 тысяч квадратных километров) может принять только половину стад, остальные вторгаются в зону земледелия.

Отсюда и конфликты из-за земли, которые не обходятся без кровопролития. До засухи численность крупного рогатого скота достигала 4,2 миллиона голов, а овец и коз — 8 миллионов. Уже тогда нагрузка на землю и фуражные ресурсы была огромной. После шести страшных лет засухи половина животных погибла. В 1982 году поголовье нигерского стада было восстановлено: крупного рогатого скота—с 3,2 до 3,6 миллиона голов и овец и коз — до 9,6 миллиона. Этого результата удалось добиться благодаря прививкам. Вот почему нагрузка на землю вновь стала опасной.

Правительство создало несколько животноводческих центров, например, в Ибестене, в 90 километрах к северу от округа Тахва: на 42 тысячах гектаров насчитывается 3 тысячи голов. Там производится отбор лучших телок, которые затем включаются в стада для улучшения обшей породы. Проводятся эксперименты с приготовлением фуража, с методами поддержания в порядке мест перегона животных с добавочным питанием в сухой сезон. В случае новой засухи эти центры смогут принять тысячи животных, а если учесть и созданные новые бойни, то все это позволит избежать бесполезного падежа поголовья. Но может ли получить широкое распространение достигнутое в этом центре равновесие в соотношении между землей, водой и животными?

Сейчас руководители призывают скотоводов забить часть скота. Придется еще приложить усилия, чтобы доказать, что хорошо откормленное стадо, а, следовательно, стадо с меньшим поголовьем, экономически равноценно большому стаду тощих животных. Добиться этого нелегко: скотоводы не любят продавать скот. Затем, чтобы лучше распределить нагрузку на землю, предполагается создать специализированные зоны: разведение животных в районе перегона, выращивание и увеличение в весе — в зоне посевных площадей, а посевы зерновых в связи с этим будут передвинуты к северу. Но принимаются ли в расчет связанные с этим факторы, в частности стоимость кормов и транспортировки?

В центре Ибестена руководители программы управления животноводством уделяли внимание главным образом человеческому фактору и занимались больше проблемами животноводов, чем самого животноводства. Они изучают отношения в семьях, проблемы кочевой жизни, даже торговлю животными. Ибо желаемые перемены могут наступить только в том случае, если население поймет необходимость развития.

Еженедельник "За рубежом" № 46 (1167) 1982 г.

Статья оптимизирована для публикации издательским домом "Гелион"

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Еженедельник "За рубежом", publ | Просмотров: 4743 | Автор: platoon | Дата: 22-11-2010, 05:28 | Комментариев (0) |
Поиск

Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Архив записей

Ноябрь 2017 (10)
Октябрь 2017 (9)
Сентябрь 2017 (18)
Август 2017 (11)
Июль 2017 (10)
Июнь 2017 (34)


Друзья сайта

  • Отключение горячей воды в Мурманске летом 2017 года
  • Полярный институт повышения квалификации
  • Обучение по пожарно-техническому минимуму